article-img
Разбор  
31/01

Манифест лени — почему пора работать меньше

Мы возвели работу в культ — это нездорово и противоречит курсу развития цивилизации. Михаил Сапитон — о том, почему обижен на Мейнарда Кейнса (заложил основы макроэкономики) и верит в общество, которое полюбит отдыхать

Share
2

Все мы проходили один и тот же неловкий обряд инициации в исторический контекст — смотрели фотографии из молодости наших родственников.

На них: смешные расклешенные джинсы или пестрый макияж, гитарные посиделки или простой быт общежитий, комсомольские стройки или модные дискотеки. Это выглядит мило, но неловко — новое поколение неизбежно смеется над предыдущими.

Когда-нибудь посмеются и над нами. Счастливые потомки будут хихикать над сегодняшней нормой. Смех и непонимание вызовет не одежда, а стиль жизни, отравленный одним всеобъемлющим словом.

Продуктивность — вот что станет символом странного умопомешательства, тавром поколения. Она будет современным аналогом "МММ" — такой же бесперспективной пирамидой, без разбора затянувшей людей.

И мне будет о чем рассказать. Мои инвестиции в продуктивность исчисляются годами, а разочарование не поддается измерению. Но чтобы не казаться выжившим из ума безумцем, я позову для своего рассказа солидного партнера. Компанию мне составит влиятельнейший экономист, Джон Мейнард Кейнс. Этот англичанин в первой половине XX века заложил основы макроэкономической теории. На ней и держатся нынешние представления о бюджетной и кредитно-денежной политике.

История отдыха и работы

В 1930 году Кейнс выпустил эссе "Экономические возможности для наших внуков". Кейнс писал этот труд в разгар экономической депрессии, предлагая революционную идею — безделье. Он предполагал, что благодаря технологическому прогрессу это удовольствие станет народным достоянием, а не привилегией аристократического меньшинства.

Наращивая производительность, люди избавятся от необходимости трудиться так же много, и с помощью технологий установят долгожданный Золотой век для всех.

Идея была не нова: еще в XVIII веке Томас Мальтус полагал, что технологические инновации поднимут стандарты жизни. Но Мальтус считал, что человечество заплутает в порочном круге: лучшие условия спровоцируют рост населения, за которым не поспеет экономический рост. Бедняки лишь ненадолго выберутся из бедности, а процветание крохотной прослойки общества — лучшее, чего стоит ждать от будущего.

Идеи Мальтуса до поры сбывались: в начале XIX века индустриальная революция довела рабочие требования до предела, не обеспечив население счастьем. Заключенные в фабричных условиях люди трудились до 3200 часов в год, что эквивалентно 60-часовой рабочей неделе без отпусков и праздников — в полтора раза больше, чем нынешние нормы.

Но потом депрессивные предсказания перестали сбываться — идея прогресса, который естественным образом станет всеобщим добром, победила. В 1875-м каменщики Мельбурна первыми закрепили норму восьмичасового рабочего дня и 40-часовой недели, в 1870 году в Британии запретили детский труд. Начал формироваться средний класс. И люди впервые стали воспринимать утопию как нечто грядущее, вместо того чтобы оглядываться в прошлое в поисках идеального общества.

Кейнс закрепил эти мысли в строгую экономическую форму. Он утверждал, что улучшение жизненных стандартов, полагаясь на технологический прогресс и накопление капитала, может продолжаться бесконечно.

Достаточно стабильного экономического роста в размере 2% в год, чтобы уже через столетие производительность труда в пересчете на человека выросла в восемь раз, а рабочая неделя сократилась до 15 часов. Тогда перед нами предстанет лучшая из доступных экономике головоломок. Нам придется решать, на что потратить освободившееся от работы время.

«Слышь, работать» (с)

А теперь пора съехать с утопической дорожки в современность. Обещанная Кейнсом утопия должна наступить в следующем десятилетии, но мы ни на йоту не приблизились к ее условиям.

Здесь великий экономический просчет и пересекается с личной трагедией. Потому что старина Кейнс, написавший "Экономические возможности для наших внуков", своими внуками так и не обзавелся — а меня угораздило жить во времена, которые он обозвал идеальными.

Несложно догадаться, что 15-часовая рабочая неделя — явно не стандарт современности. Наоборот, дела пошли в противоположном направлении.

При формальной норме в 40 часов, мы стали работать даже больше: экономические кризисы заставляют напрячь жилы, засиживаться внеурочно и повсеместно фрилансить. Но хуже всего не это — мы превратили жизнь в работу, поставили все на конвейер: от чтения до отношений. Кроме того, мы осуждаем инакомыслие. Нельзя не любить работу. Нельзя говорить, что ты устал трудиться, — нужно бежать дальше.

Вообще-то ситуацию стоит назвать массовым психозом. Но такое пугающее определение заменили одним словом — "продуктивность". Это гениальное использование культурной нормы — сделать переработку нормой, построить культ вокруг внеурочного труда и ночных смен. Как результат, мы дошли до ситуации, в которой популярность набирает хештег #ThankGodIt’sMonday.

А если вы зайдете в одну из нью-йоркских локаций стартапа WeWork, который заработал капитализацию в 47 миллиардов долларов на коворкингах и культе продуктивности, то увидите в кулере с витаминизированной водой огурец. Погодите, это не конец истории. На огурце будет вырезано: "Не останавливайся, когда устал. Остановись, когда тебе придет конец". Эта надпись — лучший диагноз нашему поколению.

Мы преклоняемся перед работой. Иметь подработку или side-hustle — почти что обязательная норма. Уходить в 18:00 из офиса — признак бесхарактерности, а выкатываться оттуда в половину второго — повод для уважения. Плохие и хорошие парни обозначены, и в первом лагере — наше свободное время и право ничего не делать.

image


Иллюстрации: Анастасия Женуньк

Что такое ленивое Сопротивление

К счастью, ситуация не безнадежна. В обществе, как это всегда и бывает, уже формируется Сопротивление. Когда-то оно начнет борьбу за здоровую лень и свободное время, а пока — осваивается и оглядывается по сторонам. Обнаружить его очень легко. Взгляните на подборку самых популярных книг за 2018 год по версии сервиса Bookmate — в России и соседних странах уверенно лидирует "Тонкое искусство пофигизма" Марка Мэнсона. То есть проявлять пофигизм в открытую — идея пока что слишком радикальная, но ее ползучее распространение уже началось.Такому посылу вторят и регулярные эксперименты с четырехчасовым рабочим днем: на подобное расписание переводят то новозеландских менеджеров, то шведских медсестер. Эти проекты по идеологической силе, конечно, несопоставимы с культом продуктивности.Но они важны. Потому что соответствуют простому умозаключению — технологии и социальные нормы облегчают жизнь человека. С середины XIX века, когда впервые появился современный стандарт рабочего расписания, прошло 150 лет. Изменилось все — от среднего заработка до качества жизни и количества детей в семьях. Автоматизация стала нормой, а ИИ — технологией, повсеместно проникающей в индустрию.

Пусть изменения и не настолько глобальны, чтобы в четыре раза снизить рабочие требования, их существование нельзя отрицать. Эксперименты с сокращенной рабочей неделей дают позитивные намеки. В шведском городе Гетеборг, который в 2016 году перешел на шестичасовой рабочий день, зафиксировали тот же уровень производительности. Проводя на рабочем месте на 25% меньше времени, сотрудники успевали столько же. Сотрудники новозеландской фирмы Perpetual Guardian тоже не срывали дедлайны по выполнению задач: они просто оптимизировали расписание и сократили время на совещания.

Несмотря на эти примеры, отказаться от поклонения трудоголизму — задача не из легких, особенно с учетом потраченных сил и времени.


Мне тоже пришлось непросто — я наломал дров в качестве адепта работы "до конца". Прочитал едва ли не каждую популярную книгу о продуктивности. Изучал системы личного менеджмента. Установил все, что промаркировано в App Store лейблом "продуктивность". Вел дела в календаре. Потом в блокноте. Ломал биологические часы и засыпал на офисном диване.

Теперь у меня другая задача — вспомнить, что такое отдых. Пусть мне и не суждено в ближайшее десятилетие пожить в идеальном мире дедушки Кейнса, пора хотя бы отучиться видеть во всем KPI. Сегодня оставлять работу на работе — больший героизм, чем устанавливать новые стахановские нормы.

Остается надеяться, что в будущем над нами все же посмеются. Отработав положенные три часа, наши счастливые потомки найдут время, чтобы обшутить своих недалеких стариков. Они выберут заслуженную лень — и не почувствуют угрызений совести.

А мы пока пора вернемся к работе.

умеем отправлять интересные дайджесты на почту раз в неделю

введите чей-нибудь мэйл

Сайт использует IP адреса, cookie и данные геолокации Пользователей сайта, условия использования содержатся в Политике по защите персональных данных.

© 2019 This Is Media

Издание «ThisIsMedia» зарегистрировано Федеральной службой по надзору в сфере связи, информационных технологий и массовых коммуникаций ( Роскомнадзор ) 20.07.2017 за номером ЭЛ №ФС77-70378
Учредитель: ООО "ОрденФеликса", Главный редактор: Савицкий А. А.

Для лиц старше 18 лет