article-img
Разбор  
13/03

Грехи зеленых: какие скелеты хранятся в шкафах экоактивистов

Почему экологические организации вроде Гринписа и Всемирного фонда дикой природы далеко не такие благородные, какими хотят казаться

Share
1

Многие привыкли думать, что экологические фонды — это такие цитадели добра, которые вырывают чистое и зеленое будущее из алчных, вымазанных в нефти и химикатах рук промышленников и капиталистов. Однако реальность, как обычно, отличается от радужных фантазий. Сегодня отряды организаций вроде Гринписа и Всемирного фонда дикой природы больше напоминают не немытых хиппарей в дырявой лохани, а родезийских наемников: прекрасно подготовленных бойцов с вертолетами, дронами и судами с дорогостоящим оборудованием. И порой шкафы этих объединений экоактивистов хранят скелеты, которые широкой публике лучше не показывать. Человеческие скелеты: на прошлой неделе Buzzfeed опубликовало расследование о том, как "рейнджеры фонда" пытают подозреваемых, организуют карательные рейды, убивают женщин и детей ради борьбы с браконьерами. Все, естественно, во благо зеленого мира.

Куда уходят бюджеты

В наши дни от духа свободы, которым упивались отцы-основатели Гринписа, не осталось и следа. Экоактивизм стал серьезным бизнесом, а сами фонды превратились в транснациональные корпорации: с региональными филиалами, советами директоров и, конечно же, астрономическими бюджетами. Так, за 2014 год Гринпис заработал рекордные 300 миллионов евро, а Всемирный фонд дикой природы за тот же год — 654 миллиона евро. И то, на что тратятся эти деньги, часто вызывает вопросы, причем у судебных органов: в 2015 году верховный суд Индии заинтересовался, почему Гринпис Индии 60 процентов своего бюджета тратит на зарплату менеджеров, командировочные расходы и содержание офиса. В то время как на административные расходы, по закону, может уходить не больше половины бюджета НКО. Ну а WWF тратит пожертвования на закупку оружия у группировок, которые больше славятся не любовью к зверушкам, а обезглавливанием людей: в 2009 году сотрудники WWF в ЦАР провернули сделку по закупке автоматов у повстанцев, известных своими нарушениями прав человека.

"В середине 80-х внезапно обнаружил, что я единственный из директоров Гринписа, имеющий профильное образование и занимающийся наукой. Никто из моих коллег не обладал научной степенью в хоть сколько-нибудь близкой области. Это были политические деятели, какие-то публичные фигуры, экологические карьеристы…"

Патрик Мур, бывший президент и сооснователь Greenpeace Canada

Бюджеты фондов формируются из пожертвований от неравнодушных людей. Например, тот же Всемирный фонд дикой природы совсем не чурался получать деньги от оружейного барона Аднана Хашогги или бывшего заирского диктатора Мобуту Сесе Секо. Спонсорами экологических организаций часто являются крупные корпорации: всего за пару тысяч баксов и вы сможете разместить логотип WWF на своем продукте.

"Используя логотип WWF на товаре, компания демонстрирует свою высокую социальную ответственность и привлекает аудиторию, неравнодушную к вопросам сохранения природы".

Официальный сайт WWF

Конечно, нет ничего преступного в том, чтобы получать деньги от промышленников: кооперация экологов с крупными корпорациями может помочь последним снизить негативное влияние на природу. Однако сотрудничество с такими корпорациями, как Monsanto — химическим гигантом, занимающимся производством химического оружия или элементов ядерных боеприпасов, — заставляет усомниться в объективности и благих намерениях фонда. 

image

Активисты Greenpeace на акции в Мадриде
Источник фото: commons.wikimedia.org

Иногда такая кооперация вообще начинает напоминать "зеленую крышу". Так, Индонезия — один из лидеров по выбросам CO₂ в атмосферу. Причиной этому является вырубка лесов под плантации масличных пальм. Производство пальмового масла не только загрязняет почвы и грунтовые воды, но и угрожает популяции орангутангов. Несмотря на это, процесс изготовления масла формально соответствует стандартам Круглого стола по сбалансированному производству пальмового масла (RSPO), созданного Всемирным фондом дикой природы. Иначе говоря, WWF тем самым подтверждает, что индонезийское производство не наносит вреда экологии. Der Spiegel приводит слова бывшего сотрудника WWF, долгое время работавшего в Индонезии: он утверждает, что одобрение обходится в 30 000 долларов, которые поступают либо в виде взяток, либо в виде пожертвований.

image

Судно Arctic Sunrise, принадлежащее Greenpeace
Источник фото: commons.wikimedia.org

Еще более интересные отношения у экоактивистов с нефтяниками: Shell вообще была одним из первых крупных спонсоров Всемирного фонда дикой природы. В 1967 году авария танкера этой компании у побережья Франции привела к гибели тысячи птиц. Однако WWF тактично воздержался от критики, так как это могло поставить под угрозу будущие усилия по сбору пожертвований от "определенных отраслей промышленности". В 2011 году началась совместная компания Гринпис и Всемирного фонда дикой природы против разработки нефтяных месторождений в Арктике. Якобы добыча нефти за Полярным кругом слишком рискованна, и в случае аварии в океан может попасть 100 тонн сырой нефти. Для сравнения, при взрыве на платформе Deepwater Horizon в Мексиканском заливе в воду попало 700 тонн нефти. Бурение глубоководной скважины изначально было опасным, а нефтяная компания пренебрегала нормами безопасности ради экономии. Однако протестовать против платформы British Petrolium активисты начали уже после аварии. Самое интересное, что WWF критиковал только арктический контракт "Роснефти" и Exxon Mobil — предыдущее соглашение "Роснефти" с BP вопросов у фонда почему-то не вызвало.

image

Пожар на платформе Deepwater Horizon
Источник фото: commons.wikimedia.org

Еще более странным в свете обвинений в экологическом лоббировании выглядит акция Гринписа, направленная уже против Shell.

В 1995 году экоактивисты зачем-то потребовали распилить танкер Brent spar, хотя расчеты нефтекомпании показали, что затопление будет не только самым дешевым, но и самым экологичным вариантом.

Гринпис объяснил свою позицию тем, что в воду попадет 5500 тонн сырой нефти и все обернется новой экологической катастрофой. Под давлением общественности Shell согласилась утилизировать танкер на суше. Только вот позднее независимые аудиторы подтвердили, что наименьший ущерб природе нанесло бы именно затопление танкера, ведь в океане оказалось бы не 5500 тонн, а 50 тонн нефти. Гринпис тихо извинился и признал ошибку, однако деньги уже были потрачены. Возможно, кому-то было выгодно, чтобы Shell потратила гораздо больше денег на утилизацию старой посудины, но это уже, конечно, конспирология.

Небезобидные решения

Конечно, обвинять фонды в экологическом лоббировании на основе только косвенных доказательств было бы некорректным. Да и заявлять, что Гринпис задумывался исключительно как коммерческий проект, когда французские пограничники в 70-х били его основателей по хребтине, может только предвзятый человек. Однако экологические фонды действительно не такие безобидные, какими хотят казаться. А польза от их акций подчас довольно сомнительная и к защите природы имеет весьма опосредованное отношение.

Так, создание заповедников, за которые так ратует фонд, на практике лишь стимулирует браконьерство.

В середине прошлого века Кения, поддавшись уговорам мирового сообщества, запретила охоту на слонов и торговлю их бивнями. Правительство Зимбабве же, наоборот, легализовало сафари. Угадаете, в какой стране популяция увеличилась? Через десять лет количество слонов в Кении снизилось в 10 раз и до сих пор продолжает оставаться на низком уровне. В Зимбабве же каждый год слонов становится больше и больше.

Все просто: продавцы и покупатели диковинных шкур, рогов и черепов будут всегда, и никакие запреты не помогут искоренить браконьерство. Они только взвинтят цены на черном рынке, сделав бизнес на крови животных еще рентабельнее, а значит, и еще привлекательнее. Конечно, парки-сафари для богатых бездельников, тешащих свое самомнение убийством беззащитных животных, — не самый гуманный выход. Но если мы хотим сохранить животных для будущих поколений, а не попиариться и срубить бабла с правительственных фондов, нужно подходить к делу с холодной головой, а не горячим сердцем. Правда, тогда возникнет небольшая загвоздка — необходимость во всех этих пафосных акциях отпадет, а правительства начнут выделять гораздо меньше грантов.

image

"Золотой" и обычный рис
Источник фото: commons.wikimedia.org

При этом на руках экологических фондов еще и тысячи потенциальных жертв, и речь здесь даже не о WWF, спонсирующем головорезов. Гринпис почему-то очень воспротивился выращиванию так называемого золотого риса — генно-модифицированной культуры, обогащенной бета-каротином. Он дешев в производстве и может не только спасти от голода сотни тысяч людей в развивающихся странах, но и решить проблему дефицита витамина А, который каждый год приводит к одному миллиону смертей. Против этой совершенно антинаучной кампании выступили даже нобелевские лауреаты, призвав Гринпис прекратить борьбу с генетически модифицированными организмами.

"Они фанатики, они превратили это в культ. Это комбинация леворадикальной политики и своеобразного религиозного фундаментализма. Очень опасное сочетание. Они ведь как Гитлерюгенд, только еще не успели никого убить".

Патрик Мур

Это очень удобная позиция — прикрываясь действительно благородной целью помощи беззащитным животным, проводить, мягко говоря, спорные с точки зрения полезности для природы акции. Ведь любого, кто укажет, что твои руки давно погрязли в крови и корпоративных деньгах, можно обвинить в бессердечности и безразличию к будущему Земли.

Вскрываем покровы

здесь

популярное

умеем отправлять интересные дайджесты на почту раз в неделю

введите чей-нибудь мэйл

Сайт использует IP адреса, cookie и данные геолокации Пользователей сайта, условия использования содержатся в Политике по защите персональных данных.

© 2019 This Is Media

Издание «ThisIsMedia» зарегистрировано Федеральной службой по надзору в сфере связи, информационных технологий и массовых коммуникаций ( Роскомнадзор ) 20.07.2017 за номером ЭЛ №ФС77-70378
Учредитель: ООО "ОрденФеликса", Главный редактор: Савицкий А. А.

Для лиц старше 18 лет