article-img
LIFESTYLE  
25/09

За что мы ненавидим знаменитостей

Антон Котенев — о том, как благодаря Ладе Дэнс и Эвелине Бледанс выбился в люди, а потом променял их на Twitter

Share
37

Когда меня пригласили поработать заведующим отделом культуры издания Daily Storm, я ничего не знал о знаменитостях. Я был совершенно диким и искренне считал, что звезды остались где-то далеко, в 90-х, на лотках с журналами “Тайны звезд”, на экранах кругленьких кухонных телевизоров, в автомагнитолах и круглых плеерах. Последнее столкновение со знаменитостями у меня было в старших классах школы, когда я подрабатывал в журнале “ОК!”. Это было замечательное время, я получал тысячу долларов за четыре вечера работы и был самым богатым ребенком в классе. Лада Дэнс, Эвелина Бледанс — года два о них писал. Вырученные деньги тратил на хороших репетиторов — очень уж хотел изучать философию в Московском университете.

Потом — бац! — кризис, Медведев, мобильные телефоны с интернетом, и я уже пишу только о модернизации и креативном классе. Потом еще появился такой сервис, как Twitter: пишешь SMS, и оно отправляется сразу всем твоим подписчикам, высвечивается на их телефонах. Короче, завертелось такое, что знаменитости полностью ушли из моей жизни.

Я вполне серьезно думал, что жизненный мир современного человека составляют его ленты в социальных сетях и зеленые огоньки контактов в чате. Мне казалось, что люди давно уже не мыслят себя мотыльками, летящими на свет огненных метеоров: Лады Дэнс, Эвелины Бледанс...

Зачем тебе метеор, если у тебя самого 10 тысяч подписчиков в Instagram?

Я не шучу, моя хорошая знакомая, вовсе не знаменитость, просто меняет локацию в социальных сетях и тут же получает порядка 317 предложений любви и дружбы. Разве она не чувствует себя кометой? Зачем ей Наталья Штурм и Стелла Барановская? Кому ты больше завидуешь, Виталине Цымбалюк или сучке, которая украла твою позу в Stories?

Вроде бы очевидно, что звезды — это функция от медиакультуры индустриального общества, где знание бежит по одному каналу и сразу попадает из телевизора в головы миллионов. Айн райх, айн фольк, айн Любовь Орлова. Да, были благословенные времена, когда, чтобы высказаться, надо было позвонить в газету, чтобы испытать эмоции — пойти в кино, а чтобы не пугаться голосов в собственной голове — включить радиоприемник. Работники СМИ тогда считали себя какими-то королями жизни: возводили на престол, сбрасывали с пьедестала.

Но теперь-то другие времена. Никого не впечатлит, если про тебя пропечатают в газете. Девочки-продюсеры отчаянно бегают по свалкам и притонам в поисках экспертов для телепередачи: ”А давайте мы вам машину пришлем? А давайте мы вам дадим 100 долларов? А если 100 долларов и еще покажу грудь?” Нет, никому не интересно. Каждый сам себе Эвелина Бледанс.

Большой нарратив ушел, общество расколото, маленькие группки байкеров дерутся друг с другом за банку сайры. Какие звезды? Одни круги. Одни среды. Одни микроинфлюенсеры.

Никто не хочет дотронуться до Путина и Аллы Пугачевой, все хотят взять за рукав кого-то, кто находится на пару-тройку этажей выше тебя или принадлежит к чуть более престижной тусовке. Современная культура — это бесконечное переплетение перспектив, оптик, повесток, в котором вообще с трудом опознается какая-то единая шкала социальных позиций. Девочка берет интервью у Стеллы Барановской, и ей кажется, что ничего лучше в ее жизни уже не будет, а в это время мальчику улыбнулся Дмитрий Волкострелов, и ему кажется, что это как раз он на самом деле молодец.

Художник? Ну, я знаю 300 художников. Можно сходить на того, можно на этого... А нет, с этим я не знаком, зачем на него вообще ходить? Музыкант? Ну вот же, Маша пишет биты, Саша играет на укулеле, Глаша еще хорошо на пиле. Писатель? Женя пишет в Facebook, а Инночка предпочитает ”Лиру”. Зачем собирать “Олимпийский”, если можно собраться в отличном чате при Telegram-канале?

С появлением интернета люди перестали быть бытовыми. Они теперь не только потребляют, но и производят. Вот вы чем занимаетесь на работе — прослушиваете треки рэперов или все-таки рассматриваете новые мемы? То-то же. Трек рэпера стоит миллион рублей, картинка с подписью — ноль рублей. Мы все как будто превратились из унылых изнеженных карапузов с дорогущими роботами-трансформерами в веселых чумазых ребятишек, которые играют с камешками и полешками, развивая воображение и практикуя совместность.

Голливудские, русские, старческие, молодежные, официозные, хулиганские, региональные звезды — я думал, что все это давно списано в утиль. Пресмыкаться перед человеком из-за того, что его показывают по телевизору, которого у тебя никогда не было? Интересоваться мнением каскадеров, балерунов, актеров? Выслушивать косноязычную белиберду писателей, режиссеров и художников? Год назад я сказал бы, что это безумие.

Однако, возглавив отдел культуры, я понял, что больше не могу так говорить. Я узнал, что звезды на самом деле существуют и все это действительно кому-то нужно. Оказалось, что звезда — это ценность. Если звезда что-то тебе скажет, твой текст прочитают миллионы. У каждой звезды есть пресс-служба, а иногда и прайс-лист на интервью и комментарии. Попробуйте позвонить депутату, заместителю министра, губернатору — в девяти случаях из десяти он поднимет трубку и ответит на вопрос. Попробуйте позвонить Фейсу или Никите Михалкову — они тут же примутся этими своими идиотскими узнаваемыми голосами изображать водителя или жену.

Оказавшись в интернет-издании, узнал, что, помимо таинственного для меня ТВ, есть еще инстаграмы и YouTube-каналы звезд. Что каждое слово там — на вес золото. Что миллионы людей читают не друзей, знакомых и любимых публицистов, которые делятся с ними рассуждениями и впечатлениями, а Матранга, Гречку и Антоху МС, которых специально для них вытащили из телевизора. Я узнал, что у Монеточки три независимых друг от друга менеджера.

Все это навело меня на грустные мысли. Оказалось, что я не знаю общества, в котором живу. Что я не знаю людей, не знаю почвы. Не чувствую их горячего дыхания, не слышу биения их сердец. Как я с этим борюсь? Я следую совету Пенни из сериала “Теория большого взрыва”: просто выхожу на улицу и разговариваю с людьми.

Недавно шел мимо отеля “Ритц-Карлтон” и увидел стайку озябших подростков. Они грели руки дыханием и жались друг к дружке, как испуганные воробушки. Я спросил их, почему они не пойдут домой, хотя бы не спрячутся в “Макдоналдсе” или тепловом коллекторе, раз уж их не пускают в роскошный отель. Оказалось, что это фанаты британского актера Тома Харди. Они ждали его 12 часов подряд и ни разу не оставили боевой пост, чтобы звезда не смогла улизнуть. Я открыл телефон и загуглил имя. Оказалось, что Харди играл в “Дюнкерке”, “Бэтмене” и “Безумном Максе”. С тех пор я каждый день рассматриваю в интернете фотографии Тома Харди. Перефразируя героя Звягинцева, звезду надо знать в лицо.

READ. WATCH. FUCK OFF.

👉👌

умеем отправлять интересные дайджесты на почту раз в неделю

введите чей-нибудь мэйл

Сайт использует IP адреса, cookie и данные геолокации Пользователей сайта, условия использования содержатся в Политике по защите персональных данных.

© 2018 This Is Media

Издание «ThisIsMedia» зарегистрировано Федеральной службой по надзору в сфере связи, информационных технологий и массовых коммуникаций ( Роскомнадзор ) 20.07.2017 за номером ЭЛ №ФС77-70378
Учредитель: ООО "ОрденФеликса", Главный редактор: Суслопаров С. А.

Для лиц старше 18 лет