article-img
LIFESTYLE  
28/08

Торговцы тщеславием

Александр Сорге — о современных торговцах мертвыми душами, кремлеботах и социальном одобрении

Share
54

Мистер Василев — безработный. Он живет на окраине Оттавы в собственном двухэтажном доме. Всего полтора года понадобилось Василеву, чтобы заработать на этот просторный дом и белоснежную BMW 328i. Однако он не занимается чем-то нелегальным и ведет образ жизни добропорядочного канадского гражданина. Василев не продает оружие гангстерам или наркотики детям. Его бизнес гораздо прибыльнее, а товар дурманит голову получше чистейшего аргентинского кокаина, который тоннами возят правительственные борта. Мистер Василев продает лайки.

Появление социальных сетей породило совершенно новую “экономику влияния”. Лайк и репост из простой отметки “мне нравится” и “рассказать друзьям” довольно быстро превратились в социальную валюту, которой пользователи часто обмениваются по принципу quid pro quo: ты мне — я тебе. Ведь количество просмотров или подписчиков сегодня является не только объектом гордости и показателем успешности, но и виртуальным капиталом, который приносит вполне реальные дивиденды.

Один рекламный пост в Instagram выдающейся певицы ртом, Ольги Бузовой, стоит 400 тысяч рублей. Ну а чтобы твой парк в своем видео прорекламировал правдоруб всея российского YouTube Коленька Соболев, придется заплатить уже 800 тысяч.

В басурманском сегменте интернета расценки выше: блогер-миллионник на одном только твите может заработать больше 20 тысяч вечнозеленых (по данным рекламного агентства Captiv8). Естественно, пример медийных нуворишей — селфмейд блогеров не мог не привлечь тысячи бездарных халявщиков, для которых социальные сети кажутся золотой жилой, могущей обеспечить им безбедную и беззаботную жизнь. Они готовы клянчить у аудитории заветные лайки и накручивать просмотры лишь для того, чтобы продать свою жопу подороже. Однако, как известно, больше всего на золотой лихорадке заработали не старатели, а продавцы лопат и кирок.

Бизнес торговцев тщеславием оказался действительно прибыльным: в месяц мистер Василев зарабатывает по 30 тысяч долларов. Оборот более крупных поставщиков, таких как компания Devumi, достигает 400 тысяч долларов в год, несмотря на грошовую стоимость лайка или фолловера (обычно менее одного доллара). Лайки в Facebook, просмотры на YouTube, подписчики в Instagram и шеры в Twitter — ассортимент таких контор сможет удовлетворить даже самого требовательного клиента. И их услугами пользуются не только второсортные блогеры и нафталиновые телезвезды, но и журналисты, политики, а также один российский ресторатор.

В расследовании New York Times говорится, что клиентом Devumi был корреспондент Russia Today Джеймс Браун, который купил 30 тысяч просмотров и 300 лайков для видеороликов, посвященных нелегкой судьбе эмигрантов и бездомных в Европе. Помимо этого, просмотры закупал телеканал Al Jazeera English и издательство The New York Post.

Для любого российского горе-эсэмэмщика накрутка — давно известный и любимый инструмент продвижения чего угодно где угодно: подписчики для Instagram продаются по 30 рублей за сотню, а миллион просмотров на YouTube еще два года назад можно было купить всего за четыре тысячи рублей. Однако для нью-йоркских джентльменов открытие такого рынка торговли фальшивыми просмотрами и лайками почему-то стало настоящей сенсацией, сравнимой разве что с открытием их родины итальянским мореплавателем.

Вторым же великим откровением для них стало то, что ставят лайки и смотрят видео, оказывается, не реальные люди. Однако вполне очевидно, что нет никакой фабрики, где бедные филиппинские дети денно и нощно будут клацать видео тошнотворно-приторной бьютиблогерши снова и снова, накручивая счетчик просмотров. Мистер Василев и его коллеги — современные торговцы мертвыми душами. И большинство трафика формируется ботами, пусть и весьма качественными. Например, Devumi поставляет и использует не просто ботов-однодневок, а настоящих цифровых двойников, которые копируют личную информацию реальных пользователей: фотографии, интересы, в общем, все то, что можно найти на вашей странице в открытом доступе. Так что если у вас есть аккаунт в Facebook, то, возможно, сейчас ваша виртуальная копия лайкает жестокое анальное порево и репостит заметки радикального техасского проповедника.

image

Атака клонов вообще стала настоящим бичом для социальных сетей. Например, 15 процентов пользователей Twitter — это те самые пресловутые фейки, копии аккаунтов реальных пользователей. По Facebook же гуляет целый 60-миллионный легион ботов, и чем он занимается, известно одному лишь Цукербергу. Более того, нам только кажется, что интернет принадлежит нам: по данным Distil Networks, 42% всего трафика в глобальной Сети генерируется ботами, причем 22% — это активность вредоносных ботов, которые используются для кибератак, мошенничества и, конечно же, накрутки.

На первый взгляд это звучит действительно устрашающе. Восстание машин началось, только вот выглядит оно не как кровавый бунт, а как невидимая бархатная революция. Армии ботов возносят и воздвигают новые лжеидолы, на которых молятся, к которым начинают прислушиваться миллионы людей. Ведь количеству просмотров и подписчиков сегодня многие доверяют гораздо больше, чем говорящим головам с официальными регалиями. При этом боты открывают поистине фантастические возможности для манипуляции массовым сознанием, которые Геббельсу с его мерцающим ящиком даже и не снились. Как пример можно вспомнить тлеющий скандал о вмешательстве России в американские выборы, о котором до сих пор трубят западные СМИ. В 2016 году, согласно расследованию большого жюри округа Колумбия, российская “фабрика троллей” штамповала в Facebook фейковые аккаунты, которые использовались для прореспубликанской пропаганды: они распространяли информацию, направленную на поддержку Дональда Трампа. И, по данным социальной сети, дезинформация могла затронуть 146 миллионов американцев. В Twitter же обнаружилось еще 2700 подставных аккаунтов, которые могли иметь отношение к фабрике троллей. Эти аккаунты почти полмиллиона раз ретвитнули сообщения Трампа, также эти фейки ретвитили почти все сообщения Wikileaks (73 процента всех публикаций), когда там были обнародованы украденные электронные письма Демократической партии.

Русские боты, вероятно, причастны и к выборам в британский парламент в 2017 году (данные Sunday Times): якобы 6500 аккаунтов в Twitter были созданы в России для поддержки Лейбористской партии. То, что сегодня боты активно используются на невидимых фронтах информационной войны, — уже непреложный факт. Однако вполне возможно, то, что мы сегодня считаем злом, которое туманит наше сознание, в будущем сыграет рядовым пользователям на руку.

image

Думать сегодня, что всемирная Сеть — это такой утопический остров, где царит свобода, равенство и братство, может только десятилетний школьник, надрачивающий на видосы Светова. Летом в колыбели демократии был отменен принцип сетевого нейтралитета, об этом же ходят разговоры и в коридорах Белого дома, но уже по другую сторону океана. Всевозможные национальные “министерства правды” по всему миру не только денно и нощно карают вольнодумцев за еретические репосты, но и следят, чтобы деньги не утекали из карманов капиталистов через торрент-трекеры. Сама же всемирная Сеть поделена между интернет-гигантами: корпорациями настолько огромными, что их уже невозможно контролировать или потеснить рыночными методами. Facebook, Microsoft и Google просто выкупают своих потенциальных конкурентов еще на стадии стартапа, и почти любой продукт, которым вы пользуетесь, будь то мессенджер или социальная сеть, сегодня принадлежат одной из этих компаний.

При этом они охотно забивают на свои принципы и величайшую ценность демократии — свободу слова, и идут на сделки с диктаторами и отцами наций ради звонкой монеты. По данным The Wall Street Journal, чтобы пробиться на китайский рынок, Facebook и Google активно разрабатывают версии своих продуктов со встроенными рычагами цензурирования. Слоган “не быть злом” сегодня слишком дорого обходится. Видимо, именно поэтому Google вычеркнул его из своего кодекса поведения. Повлиять на гигантов невозможно ни экономическими, ни политическими, ни социальными методами: никакие скандалы и судебные иски не могут пошатнуть их доминирующее положение. Да, скандал с Cambridge Analytica действительно привел к тому, что капитализация Facebook просела на 23%, однако социальная сеть до сих пор остается лидером на рынке рекламы, а Цукерберг продолжает занимать третью строчку в рейтинге Forbes. А кампания #deletefacebook, несмотря на поддержку знаменитостей и самого Илона Маска, заглохла и сгнила, так и не успев начаться. По сути, IT-корпорации могут делать что угодно совершенно безнаказанно: ставить эксперименты на людях, манипулировать массовым сознанием, ведь они полностью подчинили наше внимание себе.

У пользователей просто нет выбора: не в Аватарии же регистрироваться, ей-богу. И мы сами садимся на цепь из дофаминовых петель, ключевым элементом которой и является лайк.

Социальные сети облекли в плоть, пусть и виртуальную, идею социального одобрения. По своей сути, лайк — это всего лишь горстка пикселей, фикция, ничто. Но за цифровым изображением сердечка стоит древняя и сильнейшая идея всечеловеческой похвалы. Теперь количество “похлопываний по плечу”, прикованных к тебе глаз или фанатов легко можно посчитать – кажется, что степень внимания к тебе наконец обрела единицу измерения. Это такой идеальный бодрияровский симулякр — фикция, которую люди силой своего массового психоза превратили в левиафана. И этот монстр теперь говорит нам, что смотреть, кого слушать и кому поклоняться. И пока люди, словно умалишенные, гоняются за фантомами, тратя время на социальные сети, корпорациям абсолютно плевать, будут ли лайки (или просмотры, неважно) от живых людей или от ботов. Ведь эта погоня только способствует тому, чтобы люди все больше опутывались паутиной социальных сетей. Необеспеченные ничем, кроме веры человека в то, что виртуальное сердечко — это что-то важное, а их количество — показатель статусности, лайки и просмотры, как уже было сказано, превратились в настоящую валюту. Но, как и любая валюта, она обесценивается.

Во время Второй мировой войны немцы заваливали британские острова поддельными фунтами в надежде подорвать английскую экономику: внезапный приток денежной массы спровоцировал бы рост инфляции и банкноты превратились бы в макулатуру, которую можно было бы использовать разве что как туалетную бумагу. Сегодня торговцы тщеславием превратились в невольных диверсантов, вливающих в экономику влияния фальшивые просмотры, лайки и репосты. Однако, когда в тренды YouTube заполнены совершенно посредственными или откровенно пропагандистскими роликами, когда вбросить и раскрутить можно абсолютно любую фейковую новость, а купить сотню-другую тысяч подписчиков может даже тринадцатилетняя педовка за пару баксов, доверие к социальной валюте начинает падать. И цифры под постами пробуждают уже гораздо меньший интерес, чем ранее, начиная играть далеко не ведущую роль в борьбе за внимание.

Глядя на абсолютно пустых псевдознаменитостей в Instagram и на YouTube, все большему числу людей приходит в голову мысль о том, что король-то голый, ведь вся его свита — это безликие боты. Факт в том, что бороться с ботами и накруткой невозможно, а значит, социальный капитал продолжит дешеветь. “Единственный способ, как победить фейковые просмотры — это убрать сам счетчик просмотров”, — заключает мистер Василев. Поэтому, как это ни странно, именно его боты могут стать тем, благодаря чему дофаминовая петля наконец разомкнется, а ярмарка тщеславия, на которой зарабатывают мегакорпорации, рухнет вместе со своими фальшивыми идолами.

READ. WATCH. FUCK OFF.

👉👌

умеем отправлять интересные дайджесты на почту раз в неделю

введите чей-нибудь мэйл

Сайт использует IP адреса, cookie и данные геолокации Пользователей сайта, условия использования содержатся в Политике по защите персональных данных.

© 2018 This Is Media

Издание «ThisIsMedia» зарегистрировано Федеральной службой по надзору в сфере связи, информационных технологий и массовых коммуникаций ( Роскомнадзор ) 20.07.2017 за номером ЭЛ №ФС77-70378
Учредитель: ООО "ОрденФеликса", Главный редактор: Суслопаров С. А.

Для лиц старше 18 лет