article-img
LIFESTYLE  
10/04

Семена лжи

О том, почему мы верим слухам

Share

Я помню 3 апреля. Необычно сухой и солнечный день в Петербурге. Помню первые новости о взрыве, на которые я, поглощенный работой, не обратил внимания. Помню, как начались новостные трансляции и пришло осознание, что случилось что-то серьезное. Как на улице становилось все больше людей. Их было много, слишком много для разгара буднего дня. Озабоченные, стеклянные, смотрящие куда-то в пустоту глаза, нервные смешки. Страха не было, была лишь атмосфера всеобщей напряженности. Будто что-то тяжелое повисло над Невой, над нашими головами. И еще было очень много сосредоточенных, словно окаменевших лиц: тогда каждый молча считал слишком долгие гудки, желая лишь одного — услышать голос. Помню, как с наступлением ночи гигантский город онемел от пробок: бесконечные реки белых и красных огней. И огромные, колоссальные толпы людей, которые шли через мосты, пешком, домой, на другой конец города. Помню, как заполночь ехал домой и отправил сообщение человеку, которого тогда ненавидел. Просто чтобы знать, что с ней все в порядке. 

И я помню слухи, которые появились почти сразу: про второй взрыв, про теракт в Москве. Слухи, распространявшиеся в том числе и благодаря интернет-СМИ, которые вбрасывали информацию из “неподтвержденных источников”, опровергали ее, затем выкладывали новую и снова ее опровергали. И споры этих сплетен и домыслов мгновенно разлетались по бесчисленным диалогам, конференциям, группам и чатам, мусолились и пережевывались, заражая все больше и больше людей. Кто-то срывался в истерику: моя подруга звонила и в слезах доказывала, что новость про взорванную маршрутку — правда, что ее знакомая видела все своими глазами. Но второго взрыва не было, впрочем, как и паники. Однако не попасть в этот информационный водоворот было просто невозможно. И чем больше поступало информации, неважно, правдивой или лживой, тем сильнее становилось ощущение какого-то давления, будто ты все глубже и глубже погружаешься в темную толщу воды. Голова тогда словно находилась в тисках, которые медленно сжимали твои виски.

Слухи. Каждый человек опутан паутиной слухов и домыслов. Мы сталкиваемся с ними каждый день: сальные сплетни коллег по работе, фейковые новости в Twitter, теории заговора. И, попав в эту сеть, мы начинаем плести ее сами: делать репосты, трепать языком после третьей стопки, даже не задумываясь, насколько правдива эта информация. Казалось бы, что может быть более сомнительным, чем слухи? Однако подчас именно этим сомнительным клокам информации, выдранным непонятно откуда, верят больше всего. Причем верят искренне. Не голосу людей с золотыми звездами на погонах и не пресс-релизам информагентств, а перепискам в Telegram и постам во ”ВКонтакте”. Недавнее исследование, опубликованное в журнале Science, доказывает, что лживая информация действительно разлетается по интернету гораздо быстрее правдивой. И если “достоверную информацию видит не более 1000 человек”, как говорится в том же исследовании, то “липовые новости получают охват от одной до 100 тысяч читателей”.

image


В этом нет ничего удивительного. Фейковые новости более сенсационны, они получают больший отклик. Заголовки кричат нам в лицо: “Тебе лгут! Правда здесь! Верь только мне!” Новость о том, что погибших не 60, а 300 человек, вызовет больше эмоций. А то, что эта новость исходит от источника, который якобы знает правду, вызовет еще больший интерес. Мы всегда с любопытством относимся к чужим тайнам и секретам. Именно поэтому многим нравятся байки, городские легенды и теории заговора: в них не обязательно верить, но они чертовски интересны. И подкупают они не только своей загадочностью, но и псевдоподлинностью: якобы это не плод воображения писателя-фантаста или сумасшедшего, а то самое тайное знание, настоящая правда, которую от тебя скрывают. И если сеть конспирологических теорий в спокойное время плетется медленно, то во времена великих потрясений паутина слухов и домыслов начинает разрастаться просто катастрофическими темпами, втягивая все больше и больше людей. Слух становится эдакой “байкой на стероидах”. Анаболиком являются шок и сильные эмоции, испытываемые людьми. Способность к критическому анализу информации снижается, и это позволяет слуху мутировать все больше и больше. А интернет становится благодатной почвой, которая разносит заразу практически мгновенно. И чем больше людей узнают какой-либо слух, тем больше и прочнее становится его корневище.

Причем, чтобы семена этого сорняка взошли, не нужно армий ботов или масштабного вброса дезинформации. В 2016 году через мессенджеры начала распространятся информация, будто бы Дальний Восток ждет ужасное землетрясение. “Будут разрушены здания каменной постройки. Не обойдется без человеческих жертв”. И хотя это был лишь текст неизвестного происхождения в мессенджере, с официальным опровержением пришлось выступить представителям Института тектоники и геофизики Дальневосточного отделения РАН и регионального управлении МЧС. Как выяснилось позднее, автором текста оказался предсказатель Владимир Даллас, и никаких усилий для распространения текста он не прикладывал. К тому же в первоначальном тексте, который Даллас опубликовал на своей странице во “ВКонтакте”, четко говорится, что это всего лишь предсказание, и что автор “подключен к информационному полю Земли”. В рассылке же эти фразы были убраны. Да и назвать предсказателя медийной личностью, мнение которой может быстро разлететься по интернету, нельзя: у Владимира всего 55 друзей и 168 подписчиков. Несмотря на то что недавние слухи о количестве жертв в Кемерове вроде бы были целенаправленным вбросом, за ними тоже стоял только один человек — пранкер Евгений Вольнов. Фейковые сообщения о масштабе трагедии появлялись и после теракта в Манчестере в 2017 году. Тогда издание Washington Post выяснило, что троллям потребовалась всего пара аккаунтов в Twitter для того, чтобы слухи начали распространяться.

image


Казалось бы, обрубить корневище слухов может один надежный источник, которому люди верят. Медиа, объективно освещающие события. В конце концов, государство — огромный маяк, который может указать путь к истине, пролить свет на происходящее. Но когда из телевизора ежесуточно льется лишь поток нечистот и лжи, когда продажные газеты нужны только для того, чтобы написать, как очередной заплывший от жира чиновник извинился перед царем-батюшкой, кому остается верить? Министру, который шесть раз подряд заявлял, что “дно российской экономики достигнуто” и вот еще чуть-чуть — и наступит светлое прекрасное завтра? Или усатому миньону, который говорит, что, оказывается, в России нет олигархов? Врать-то можно бесконечно, только вот вопрос, будут ли тебе верить. И когда слова очередной официально-высокопоставленной говорящей головы становятся синонимом лжи и пропаганды, пресечь распространение слухов, какими бы нелепыми и нежизнеспособными они ни были, становится просто невозможно. 

Тем не менее, потребность в информации никуда не девается. И если доверие к официальным сообщениям утрачено, начинает действовать принцип “от обратного”: если говорят, что жить скоро станет лучше, жить станет веселее — значит, нужно запасаться тушенкой и патронами. В такой ситуации поиск истины становится блужданием впотьмах, поиском пути на ощупь. Человек в минуты страха, обезумев от информационного голода, жадно кидается на все, что может хоть как-то прояснить ситуацию. Ведь в кризисные моменты потребность в информации возрастает многократно. Но путеводные звезды, которые вроде бы должны помочь выйти к правде — те же СМИ или заявления чиновников, — воспринимаются как фонарик удильщика: приманка монстра, который пытается увести тебя с дороги, обмануть и запутать. И человек уходит еще дальше от них, в темноту, добровольно опутывая себя сетью слухов, сплетен и домыслов. Ведь мы не любим неопределенности. Мы хотим знать, что думает о нас возлюбленная, какая погода будет завтра и что произошло в мире за минувшую ночь. Будущее, которое предопределено хотя бы на бумаге, каким бы ужасным оно не было, пугает гораздо меньше безвестности. Как сказал персонаж Хита Леджера: “Знаешь, что я заметил? Никто не паникует, когда все идет согласно плану… даже если план чудовищен”. 

Но сила слуха даже не в том, что он становится единственной альтернативой. Слух, как правило, передается нам от живого человека, который испытывает страх, зависть, похоть или радость. Это не сухое сообщение на мертвоканцелярском языке от министерства правды — это живая информация, заряженная эмоцией, да еще и полученная от реального человека. Источник в наших глазах тоже является человеком, пусть и абстрактным “братом из ФСБ” или “знакомой, работающей в морге”. А обсуждение не дает переживанию угаснуть. И ядром слуха, благодаря которому он становится таким живучим, является именно эмоция, тот эмоциональный посыл, который она несет. Мы можем даже и не доверять сплетне или сплетнику, но эмоциональное зерно обязательно передастся нам и заставит нас хоть на минуту задуматься — может, это действительно правда? А значит, слух будет жить и дальше. 

Чувства же часто говорят гораздо громче, чем разум. Ведь чтобы верить в то, что ты чувствуешь, не нужны никакие доказательства. Интуиция, беспочвенная ревность, страх полетов, которые, по статистике, безопаснее поездки на автомобиле. Да, в моменты штиля еще можно сохранять хладнокровие, отделяя сухие факты от эмоций в псевдодостоверной обертке. Но чем больше людей заражены страхом, эйфорией или яростью, тем сложнее сопротивляться. И тем сильнее эмоции заглушают голос рассудка: вера в слух становится еще сильнее. 

На следующее утро на платформе стояли лишь я и полицейский. Было чувство какого-то дискомфорта, которое возникает в огромных пустых помещениях. Поезда грохотали в пустоту. Немногочисленные пассажиры то и дело нервно отрывали глаза от экранов смартфонов. Ближе к центру города народу становилось больше. Но станции, залитые искусственным оранжевым светом натриевых ламп, все равно больше походили на древние подземные святилища, куда забрели редкие паломники. Было страшно. Ты осознавал, что этот страх иррационален, что он абсолютно никак не связан с реальностью, однако это ничуть не помогало. Просто было страшно спуститься и не подняться. 

умеем отправлять интересные дайджесты на почту раз в неделю

введите чей-нибудь мэйл

Сайт использует IP адреса, cookie и данные геолокации Пользователей сайта, условия использования содержатся в Политике по защите персональных данных.

© 2018 This Is Media

Издание «ThisIsMedia» зарегистрировано Федеральной службой по надзору в сфере связи, информационных технологий и массовых коммуникаций ( Роскомнадзор ) 20.07.2017 за номером ЭЛ №ФС77-70378
Учредитель: ООО "ОрденФеликса", Главный редактор: Суслопаров С. А.

Для лиц старше 18 лет