article-img
LIFESTYLE  
29/01

Мир других мужчин

О неразделенной любви, моногамии и псилоцибиновых грибах

Александр Сорге
29 января 2018
6K

Студент Бауманки убил свою пассию. А потом еще и изнасиловал. По Голливуду прокатилась волна обвинений в харрасменте: каждый день выяснялось, что очередной продюсер пытался засунуть свои похотливые ручонки под юбку очередной недоактрисе. Некоторых комиков вообще батоном не корми — дай помастурбировать публично. А уж фраза “Вам, мужикам, только одно и нужно” доносится из каждой второй женской глотки — это, мол, естественно для самцов лысых обезьян. Однако наука говорит об обратном. Американские антропологи утверждают, что мужчинам как раз таки свойственна моногамия. Да и вообще, любые разговоры о “естественности” какого-либо социального поведения просто смехотворны. Ведь, возможно, человеческое сознание и все причуды, которые оно породило, — такой же искусственный феномен, как и нейросети. И возникло оно лишь потому, что одна обезьяна однажды объелась галлюциногенных грибов. 

На минувшей неделе интернет зачитывался дичайшим письмом самоубийцы, который прихватил с собой на тот свет свою бывшую девушку. Взволнованная общественность сразу же подключилась к Сети, чтобы высказать свое дурнопахнущее мнение. Ведь для многих людей опорожнять мозг в интернете — это уже естественная потребность, точно такая же, как откладывать подарки в туалете после слишком плотного ужина. Контент что в первом, что во втором случае получается примерно одинакового качества. Кто-то оправдывал убийцу, кто-то называл отморозком и выродком. Больше всего меня поразили, с позволения сказать, мои коллеги-журналисты, заявившие, что винишко-тян сама спровоцировала душегубство. Поэтому, если не против, я сначала выплесну вам в лицо порцию моего негодования, а уж потом перейдем к серьезному бизнесу. “Уважаемое” издание “Дни.ру” опубликовало статью, где тонко намекнуло на провокацию со стороны девушки. В частности, там есть такой абзац:

Instagram погибшей девушки наводит на определенные размышления. Таня Страхова оказалась не столь невинной, как могло показаться на первый взгляд. В социальных сетях она позволяла себе крайне провокационные вещи: выкладывала снимки в нижнем белье или без него, фотографировалась с фаллоимитатором в одной руке и бутылкой вина в другой. Подобные публикации девушка снабжала циничными комментариями.

Для усиления драматического эффекта я бы посоветовал моим коллегам в последнем предложении использовать другую формулировку: “С особым цинизмом оставляла аморальные комментарии под безнравственными фотографиями”. Во, другое дело! А то что вы с жертвой убийцы-насильника сюсюкаетесь! Она ведь фотки с резиновым писюном выкладывала! Да еще блейзуху пила и травку курила! Срамота! Сталина на нее нет! Погодите, или есть? Просто со всеми этими запретами фильмов, которые кого-то там оскорбляют, я уже запутался. В общем, я — не моралфаг и не поборник нравственности, но нужно быть крайне своеобразным человеком, чтобы вину с убийцы перекладывать на жертву. “Таня Страхова оказалась не столь невинной” — да какая к черту разница, какой образ жизни она вела? Вас это волновать вообще не должно. Или, по-вашему, такой судьбы заслуживает любая девушка, чье поведение отличается от манер выпускницы института благородных девиц? Странно читать такое, как и аргументы тех, кто пытается защищать психопата. Никто никому ничего не должен. Маяковский со своей Лиличкой и ее мужем тоже в одной квартире жил. Но в сердце поэт выстрелил только себе.

image


Так, пятиминутка ненависти закончена, переходим к делу. И снова у нас в программе — вечная трагедия. Только на этот раз не Ромео и Джульетта, а вольная трактовка страданий юного Вертера. Очевидно, что парень был душевнобольным: здоровый человек навряд ли стал бы трахать труп, какие бы чувства он не испытывал к девушке. И вряд ли это была банальная похоть. Мое паучье чутье подсказывает мне, что все же причиной стали чувства. “Я любил ее. Своей е…ой любовью… Я помню, как осознал всю кристальную чистоту и красоту любви. Во что же мой мозг ее превратил?” Конечно, это не оправдывает его. Но я говорю это лишь к тому, что даже в сердце самого сурового мужика, который ест гравий с молоком на завтрак и бреется топором, живет маленький рыцарь. Рыцарь, мечтающий найти свою прекрасную даму, посвящать ей подвиги и любить самой что ни на есть платонической любовью. Просто чаще всего голос этого рыцаря заглушается криками шута-писюна: “Трахни ее! И ее трахни! Всех трахни!” Или, как в данном случае, другими нездоровыми голосами. Но это не значит, что полигамия — это мужская природа. Наоборот, человечество как вид, возможно, возникло именно благодаря социальной моногамии. И к появлению этой моногамии свою волосатую руку приложил именно мужчина. 

Эта смелая гипотеза принадлежит американскому антропологу Оуэну Лавджою. Копаясь в несвежих останках наших далеких предков — ардипитеков, ученые заметили, что клыки у этих обезьян — как у самок, так и у самцов — примерно одинакового размера. Хотя у самцов, например, современных человекообразных обезьян они больше: приматам постоянно надо гнуть понты перед сородичами, сражаться за самок и всячески показывать, кто здесь царь и ферзь. У ардипитеков, по всей видимости, необходимость конкурировать за даму сердца отпала: они мирно уживались с другими самцами. Возможно, в какой-то момент в мозгах палеомужиков произошел сдвиг — и, вместо того чтобы пытаться контролировать всех самок, они стали выбирать одну постоянную партнершу. Это была, конечно, не любовь, но вид перешел к моногамии.

В пользу данной теории говорит еще один факт. Наши предки предпочитали клепать детенышей сравнительно редко, но при этом долго заботились о потомстве: оберегали детей, отдавали их в кружок наскальной росписи и всякое такое. Умными словами это называется “К-стратегия размножения”. При данной стратегии моногамия становится выгодной как самке, так и самцу. Папа-ардипитек приносил много еды маме-ардипитеку и защищал ее от саблезубых уток. А взамен получал гарантированную возможность передать свои гены. Ну и регулярный секс, куда же без него. У мамы-ардипитека же появлялось больше времени для ухода за ребенком и гарантия того, что и она, и малыш-ардипитек выживут. Такая вот древняя семейная идиллия. Если бы при такой стратегии размножения самцам приходилось еще драться между собой, то шансы на выживание у вида были бы невелики. Ведь в разборках “пещера на пещеру” часто доставалось бы и самкам: молодой яжматери приходилось бы защищать себя и потомство в одиночку. Причем не только от хищников, но и от сородичей. А возникшая социальная моногамия снизила смертность среди самок. К тому же самки предпочитали не брутальных драчунов, которые махали своей здоровенной дубиной направо и налево, а хозяйственников, которые приносили больше еды и лучше заботились о потомстве. 

Такое поведение передалось австралопитекам и позволило им расселиться по всей Африке. А от австралопитеков эта модель передалась уже нам. И именно моногамия, а не возникновение каменных орудий и увеличение черепушки, по мнению Лавджоя, позволила человеку не только выжить, но и заселить всю планету. Причиной перехода к моногамии Лавджой называет сдвиг в нейрохимии древних приматов. Их мозг стал вырабатывать уникальный коктейль из гормонов: дофамина, серотонина и нейропептида Y в определенной пропорции. Этот коктейль свойственен и нам, а нашим предкам он помог выработать чувство сопереживания и усилил их социальные навыки. Однако, что стало предтечей такого кардинального перекроя сознания, неизвестно.

Человечество прошло долгий путь: от обретения самосознания до декартовского Cogito ergo sum и дальше. Сегодня люди пытаются создать электронный мозг — интеллект искусственный, экспериментируют с нейросетями. Но мы до сих пор не знаем, какой была отправная точка нашего путешествия. Существует множество теорий возникновения и развития человеческого разума, однако ни одна из них не дает ясного ответа на вопрос: что же стало толчком к взрывному развитию человеческого мозга, увеличившегося в два раза за два миллиона лет, — “самой радикальной трансформации, отмеченной у самого сложного органа за всю историю существования жизни на земле”, по мнению биолога Карла Лумхольца? Ведь скорость развития нашего мозга в 10 раз превышала темп эволюции. 

Нулевым километром было, бесспорно, обретение сознания и самосознания — более широкого, чем у других животных. Но тогда какое событие предшествовало этому? И почему то же самое не случилось с нашими ближайшими родственниками — шимпанзе, которые при всей их интеллектуальной развитости до сих пор не эволюционировали хотя бы до уровня питекантропа. Одна из самых интересных гипотез гласит: триггером к нашему умственному развитию стали псилоцибиновые грибы, распространенные на территории Африки. Употребление их в пищу привело к столкновению древних приматов с трансцендентными переживаниями и переходу их сознания на принципиально иную ступень развития. Подробно эта теория описана американским психонавтом (это официальный термин) Теренсом Маккеной, так что останавливаться на ней я не буду. Но интересна сама мысль, что, возможно, все, что мы породили (Шива-разрушитель, квантовая механика, “Джоконда”, фашизм и Эмпайр-стейт-билдинг), является лишь следствием сильнейшего трипа. Трипа, возникшего у человекообразных обезьян случайно, под воздействием галлюциногенных грибов. И тогда все разговоры о естественности полигамии или моногамии, того или иного человеческого поведения бессмысленны. 

Ведь получается, что человеческий разум по своей природе искусственен, то есть первый обладатель искусственного интеллекта — сам человек. 

Наш telegram в мужской рот

не влезет

умеем отправлять интересные дайджесты на почту раз в неделю

введите чей-нибудь мэйл

Сайт использует IP адреса, cookie и данные геолокации Пользователей сайта, условия использования содержатся в Политике по защите персональных данных.

© 2018 This Is Media

Издание «ThisIsMedia» зарегистрировано Федеральной службой по надзору в сфере связи, информационных технологий и массовых коммуникаций ( Роскомнадзор ) 20.07.2017 за номером ЭЛ №ФС77-70378
Учредитель: ООО "ОрденФеликса", Главный редактор: Суслопаров С. А.

Для лиц старше 18 лет