article-img
LIFESTYLE  
21/11

История одного интерсексуала

"Дорогая, кажется, я понял, что на самом деле я — женщина"

Share

В  Германии официально признали третий пол. Речь идет об интерсексуалах, которых только в этой стране — около 80 тысяч. Мозаичные хромосомы, неопределенное строение гениталий, девочка со слишком большим клитором, мальчик с мошонкой, напоминающей половые губы... Другими словами, интерсексуалы — это люди, которые физиологически не относятся ни к мужчинам, ни к женщинам.

Узнав об этом, я всю ночь видела сны, как прекрасные мифические андрогины занимаются любовью, как я стала мальчиком и взяла у старшего брата погонять черное худи с надписью: “Цой жив”, как греется на солнышке пелевинская лиса А Хули с рудиментной впадиной под хвостом. Поэтому наутро я зашла в одно из берлинских интерсексуальных сообществ и договорилась о встрече с Анне-Метте. И вот ее история.

image


Бывает, родился ребенок, а у него — переплетенные гениталии. Врач-акушер сам решает, на что они похожи — на член или на вагину. И предлагает родителям операцию, добавляя, что для ребенка это должно остаться тайной. Иногда с выбором пола не угадывают. Иногда операция проходит неудачно. Как результат — очень много боли и страданий. У человека на всю жизнь остается ощущение, что что-то не так.

 

Я родилась на маленьком острове на севере Германии. Тогда — в 50-х — медицина еще не была столь развита, тем более — в сельской местности. Поэтому моя особенность осталась незамеченной. Мне несомненно повезло, что меня не прооперировали.


В детстве мне очень многое было непонятно. Ни один врач не мог поставить однозначный диагноз, ни один врач не сказал мне: “Ты — человек-интерсекс”. Тогда у меня еще было другое имя — мужское, и все мои одноклассники воспринимали меня как мальчика. У меня было не особо много друзей, я была ребенком-одиночкой. Ведь я на самом деле не мальчик. Но и с девочками сдружиться не получалось.

Настоящей пыткой были уроки физкультуры. В моей школе они были раздельные для мальчиков и девочек, и, естественно, я занималась с мальчиками. Сама эта ситуация каждый раз была унизительной и мучительной.

Стало легче, когда я пошла в гимназию, где у нас были совместные занятия спортом. Теперь я не должна была выбирать между мальчиками и девочками, и это было приятно. Это очень многое мне сказало о самой себе. 


Когда я окончила школу, я переехала в Берлин и поступила в колледж. Я хотела стать воспитателем. Отучившись, я устроилась в детский сад и чувствовала себя там очень хорошо, потому что я легко нашла общий язык с другими воспитательницами. У нас с коллегами были свои темы для разговоров, мы отлично понимали друг друга. Сейчас я думаю, что именно моя интерсексуальность повлияла на выбор профессии. 


Однажды одна из коллег серьезно заболела и на ее место взяли мою будущую жену. Мы познакомились как коллеги. А потом познакомились поближе. Тогда я еще сама не понимала до конца, кто я такая. Поэтому я ей ничего особенного и не говорила. Я не ходила к врачу и не просила выдать мне медицинскую справку, подтверждающую, что я — интерсекс. У меня и сейчас нет никакой справки. Она мне не нужна. 


Мы поженились, когда однополые браки в Германии еще не были разрешены, но по паспорту я была мужчиной, а то, что я — интерсекс, внешне было не особо заметно. Мы с женой даже детей родили. Трех мальчиков. Мы женаты уже 27 лет. Но только где-то 10 лет назад я поняла, что на самом деле я — женщина. Не мужчина, не третий вариант, а именно женщина. 


Понимание пришло само собой, не внезапно. Очень сложно проследить этот процесс. Не было никаких триггеров. Как будто у меня было задание — сначала вырастить детей, а потом заняться собой и больше узнать о себе. Раньше у меня просто не оставалось на это времени: я думала о детях, как их накормить, как их воспитать, чтобы они хорошо закончили школу. 

Я так и сказала жене: “Слушай, дорогая, нам нужно поговорить. Я, кажется, понял, что я на самом деле женщина”. Нет, она не ушла от меня. Но она была не в восторге.

Честно говоря, она была шокирована. У нас сгорел дом, были проблемы с детьми, ну, не все было гладко. И поэтому она сказала мне только: “Еще этого не хватало!”


Однако сейчас она вообще не может себе представить, как раньше могло быть по-другому. Говорит, что это подарок. Она часто сопровождает меня на встречах с моими интерсекс-друзьями, потому что они — приятные и дружелюбные люди. И она принимает меня такой, какая я есть, и понимает, почему так получилось. 


Да, можно сказать, что я — лесбиянка. Мне всегда нравились женщины. Но я думаю, в моем случае возможны варианты. Если я встречу мужчину, которого сочту симпатичным, я смогу быть вместе с ним. Но я никогда не пробовала, честно говоря. Это нужно было бы просто проверить на практике. Есть же много различных способов получать удовольствие.

Мои сыновья уже взрослые, им всем нравятся женщины. У одного моего сына — уже двое детей.

Я решила, что хочу, чтобы все окружающие воспринимали меня как женщину. Я сообщила во все учреждения, всем своим друзьям и коллегам, что меня теперь зовут Анне-Метте, и попросила обращаться ко мне именно так. Я даже в церковь и банк написала и рассказала все. И на следующий день мне пришло письмо от банка с правильным именем! Там было написано: “Уважаемая фрау Анне-Метте”. Представляете, как я обрадовалась? 


Более того, я даже набралась духу и написала письмо своей школьной учительнице. И что она мне ответила? “Знаешь, твое новое имя как раз тебе подходит. У меня было именно такое впечатление от тебя, когда ты была еще ребенком”. Я была поражена.

Мои друзья и коллеги тоже восприняли все адекватно. Только мой школьный друг отвернулся от меня. Мы с ним общались много лет. Мне было очень и очень грустно.

Многие из интерсекс-людей скрывают, что они такие. Я тоже могла бы легко это скрыть, если бы захотела, и никто бы ничего не заметил. Но я решила создать сайт и открыто помогать другим. Сейчас мне 63 года, я живу рядом с Фленсбургом на границе с Данией и оказываю консультации для интерсексуалов и транссексуалов, но не беру за это денег.


Недавно я сидела в очереди в больнице. Напротив меня сидела женщина с ребенком, они о чем-то шептались и смотрели на меня. И тогда женщина говорит своему ребенку: “Спроси, если хочешь”. И ребенок прямо спросил меня: “ Ты — девочка или мальчик?” Я ответила ему: “Постой, я хочу тебе это объяснить. Понимаешь, есть люди, которые сразу и девочки, и мальчики. Все вместе. Сейчас я — только девочка”. Мне кажется, ребенок очень хорошо это понял. А вот взрослые не всегда понимают. 


На днях мы с женой хотели вместе пойти в фитнесс-студию “только для женщин”. Меня же они не пустили. Сказали: “Тебе сюда нельзя, можно только женщинам”. Мне не разрешили заниматься там спортом из-за мусульманских женщин. Их мужья ждут снаружи, следят, чтобы никакой другой мужчина не заходил и не смотрел на их жен. 


Тоже самое с бассейном. Есть кабинки специально для семей, где члены семьи могут вместе переодеваться. Туда я как-то хотела пойти вместе со своей женой, но пришел сотрудник бассейна и сказал: “Вы — ненастоящая семья, выйдите вон, пожалуйста”. Для большинства людей настоящая семья — это отец, мать и один ребенок, ну, или два. Я же живу вместе с женщиной. И у нас есть наши общие дети. Их родила мне моя жена. Но мне все равно говорят, что мы — ненастоящая семья. Это, конечно, меня очень злит.

Иногда реакция людей, наоборот, очень забавна. Однажды я распространяла книги и флаеры об интерсекс-людях. Ко мне подошел мужчина и сказал: “А у меня был однажды сосед-гей, это же так похоже!” Я просто расхохоталась и ответила: ”Знаешь, друг, это немного не то”.

Я прекрасно могу понять интерсекс-людей, которые говорят: “Нам нужен третий вариант, это же должно быть где-то написано, что я — интерсекс”. Вот это право и закрепил недавно Конституционный суд Германии. Я очень активно поддерживала введение этой третьей опции, но сама я не хочу ее использовать. Я понимаю, что есть люди, которым это очень нужно и важно, и я хочу их поддержать и придать им сил. Но выбирать третий пол для себя? Определенно нет. Я же знаю, что я — женщина.


К тому же третья опция может создать определенные трудности с заграничным паспортом. Если я сейчас полечу к вам, в Россию, и в моем паспорте в графе пол будет указана третья опция, что тогда? Что ответит человек на паспортном контроле? Это может создать большие проблемы.


Я не уверена, что с введением третьего пола отношение общества сразу изменится. Социальная защита в Германии очень хорошая в этом плане, никого нельзя уволить по гендерному признаку или сексуальным предпочтениям. Но общественное мнение сильно отстает от законов. Многие, даже в Германии, ровным счетом ничего не знают об интерсекс-людях. Они думают, что это просто какие-то сумасшедшие, которые невесть что выдумывают. Может потребоваться много лет, прежде чем нас начнут понимать. Мы должны дать людям время и еще много чего сделать, но главное — они должны познакомиться с нами.

В НАШУ ТЕЛЕГУ ПУСКАЮТ ВСЕХ

Кроме Саши Дугина

умеем отправлять интересные дайджесты на почту раз в неделю

введите чей-нибудь мэйл

Сайт использует IP адреса, cookie и данные геолокации Пользователей сайта, условия использования содержатся в Политике по защите персональных данных.

© 2018 This Is Media

Издание «ThisIsMedia» зарегистрировано Федеральной службой по надзору в сфере связи, информационных технологий и массовых коммуникаций ( Роскомнадзор ) 20.07.2017 за номером ЭЛ №ФС77-70378
Учредитель: ООО "ОрденФеликса", Главный редактор: Суслопаров С. А.

Для лиц старше 18 лет