article-img
LIFESTYLE  
10/04

Интеллектуалы против ягодок

О конкурсах красоты

Share

“Вышка” — лучший вуз России и самый стабильный поставщик ломающих новостей. Еще совсем недавно мы все с удовольствием следили за избиением студента-плагиатора, обокравшего маститого профессора-историка. “Я буду избивать тебя до потери памяти, я размозжу тебе голову, выклюю глаза, обоссу и сожгу ради любви к истине, — рычал профессор. — Что, затрепыхался, птенчик? Я сверну тебе шею, перегрызу глотку и заставлю жрать собственные внутренности!”


Мы все стояли полукругом и подбадривали ученого: “Давай, Дормидонтыч, жги мелкого пакостника, сыпь в раны соль, лучше сразу поболе!” Студентик извинялся, ползал по полу, размазывая по лицу слезы и сопли, но ни один мускул не дрогнул на лице строгого и могучего воина. Профессор то замирал в приседе, то обезумевшей коброй кидался на мальчика и наносил ему жалящие удары, пока тот, бледный и обессиленный, не свалился замертво в углу ринга. “Ууу, ссученок!” — корпулентный профессор коршуном бросился к телу и принялся разламывать, разгрызать грудную клетку. Потоки дымящейся крови хлынули на палестру, преподаватель разломал ребра, запустил руку в теплое месиво и достал сердце. “Это для нас, это для академии! — кричал ученый, сплевывая хрящи и протягивая к солнцу руку с еще пульсирующим органом. — Никто, никто не имеет права нарушать этику профессионального сообщества, никто не может наносить ущерб научной корпорации! Никто, ни один журналист, блогер, пиарщик больше не посмеет использовать мысли ученых! Слава академии! Слава сообществу!”


Я такое последний раз видел на порнхабе в разделе daddies.


А теперь новое развлечение, уже ставшее традиционным для этого времени года. Дети катаются на роликах по умопомрачительно сухому асфальту, вокруг канализационных люков проклевывается мать-и-мачеха, а значит пришла пора наносить серии ударов по конкурсу “Мисс НИУ ВШЭ”. Студенты и преподаватели Высшей школы экономики уже очень давно борются с конкурсом красоты. Вот и в этом году группа мужчин прогрессивных взглядов традиционно заявила, что подобные конкурсы — эталон дурного вкуса. Активисты и интеллектуалы уверены, что провинциальные развлечения формата “Мисс Кинешма”, “Мисс МКГЗ” и “Мисс Текстиль” неуместны в сильнейшем вузе страны, ориентированном на самые современные способы производства знания и наиболее престижные типы культурного потребления.


В прошлом году феминисткам вроде бы удалось добиться, чтобы девочки хотя бы не дефилировали в купальниках, а сами состязания дрейфовали в сторону конкурса талантов. Однако надежды оказались тщетными, в этом году организаторы как будто сорвались с цепи. По всем корпусам ВШЭ они расклеили плакаты в духе “Пекарня потеряла свою лучшую булочку. Всем булочкам звонить по такому-то телефону!”, “Вооруженные силы потеряли самую крышесносную бомбу, если ты — бомба, звони!”, “Павел Грудинин потерял лучшую ягодку, ягодкам — писать на мэйл”.

Здесь интеллектуалы по-настоящему рассвирепели, оскалились и с обнаженными клыками пошли в атаку на девушек низкого социального статуса и скудной культурной диеты. Досталось даже жене математика Богатова, осторожно вступившейся за конкурс. Ей посоветовали отправиться в тюрьму, где участие в подобных состязаниях обязательно.


Еще, кстати, конкурсы красоты любят проводить в реабилитационных центрах для наркоманок. Мальчишки Евгения Ройзамана с неизменной мечтательностью рассказывают, как дерганые животные, наевшись хлеба и нанюхавшись чеснока, сначала толстеют до центнера, а потом начинают судорожно ухаживать за собой: бег, тренажеры, “Мама, привези макияж!” — наркоманка как будто заново учится жить, обретает чувство собственного достоинства, открывает для себя все то, что ей когда-то нравилось.


Вышкинские интеллектуалы непреклонны. Конкурсу красоты место в тюрьме, в ребцентре, в колхозе, в малом городе России, в Бауманке, в МГУ, но никак не в вузике, который пытается быть современным. Если лошадка хочет носить бантики, белый гетеросексуальный мужчина-феминист обязан ее поправить.


Трудно понять, что происходит в голове у борцов с конкурсом красоты. Совершенно очевидно, что в современном мире женская красота абсолютно не престижна. Я не знаю ни одного вменяемого человека, будь то мужчина или женщина, у которого бы замирало сердце и подкашивались коленки при виде прекрасной дамы. Конечно, можно изучить специализированную нишевую субкультуру, прочитать модные журналы и бьюти-блоги, сесть и, наконец, разобраться, что дорого, что дешево, что волнующе, что убого, что сексуально, а что отталкивающе. 


Мне, скажем, встречались записи о том, что женщина не должна носить леопарда. Ну ок, теперь я знаю, что леопарда быть не должно. Однако для среднего человека все эти истории про маникюр, целлюлит, попу, грудь, талию и чистые-шелковистые не более, чем бессмысленное щебетание наподобие школьных бесед о покемонах или мужицких разглагольствований о футболе. Престижно — потреблять нетривиальные продукты, как культурного, так и материального плана, быть юным, иметь пластическое чувство, обсуждать в кофейнях проекты, языки и образование. А вот быть секси-телочкой не престижно совсем.


Ну что такое конкурс красоты? Я учился в самом патриархально-консервативном из хороших вузов России, в МГУ. Там не было никакого этого великолепия с сотней студенческих СМИ, тысячей дискуссионных клубов и организацией по защите прав ЛГБТ-студентов. Просто пять-десять преподавателей, у которых было чему поучиться. Конечно, там была самодеятельность — КВН, студсовет, веселая лыжня, ну и да, на днях я узнал, что, оказывается, еще была “Мисс МГУ”. Я даже не знал о существовании такого конкурса! Думаю, никто из моих сокурсников, ставших предводителями, воинами, тьюторами, художниками, шпагоглотателями и законодателями интеллектуальных мод, тоже о нем не слышал. Нет, ну может кто-то и слышал. Кто-то и на ОБЖ ходил.

Женская красота со всеми ее блузонами и слипонами — из того же разряда, что вязание, готовка, изготовление пэтчворков, просмотр телепередач, йога, r&b, коктейль “Алко-лимон”, вечеринки и выгул собак. Речь в буквальном смысле идет о народной, низовой культуре, о цивилизации села, моногорода, бетонной слободы на окраине мегаполиса. Это мир жареной картошки с жареной колбасой, сосисок “Первым делом” и крымских вин, поездок в плацкарте и бухих обгоревших тел на пляжах Краснодарского края. Это ровно то, на что мы с вами смотрим с жалостью, недоумением и легкой гадливостью.

В современном мире нет такой привилегии как женская красота. Никто, кроме трясущихся стариков, не видит разницу между “молоденькой красоткой” и “пожилой метробабкой”. Это просто никому не интересно, ну то есть не более интересно, чем засолка огурцов или танцы с тяпкой. Красота в современном мире существует исключительно в изводе модной молодежности, а конкурсы красоты сюда не относятся никаким боком.


Я посмотрел анкеты участниц. Это очень простые девочки из малых городов России, которым искренне нравится заботиться о себе, заниматься в тренажерных залах, посещать элитные магазины “Шеллак” и “Интимиссими”. Поступив в московский вуз, они оказались в крайне враждебной среде. Их окружали надменные молодые люди, не заинтересованные в ласках, ухаживаниях, жарком сексе и строительстве отношений. Сокурсников и преподавателей интересовал только индекс Хирша, а вовсе не индекс сексуальной привлекательности молоденькой цыпочки. 


Если в родном городе любой мужчина мечтал утонуть в их глазах, закопаться в грудях, погрузиться в теплое, нежное, мягкое, то здесь их как будто не замечали. И вот студенческая организация бросает этим девочками спасательный круг, они видят что-то привычное, что-то знакомое. Оказывается, даже в НИУ ВШЭ кого-то интересует вязание, шитье, изготовление межкомнатных портьер из фантиков, лимузины, коктейльные платья, радио “Европа плюс” и женская красота.


Вот именно этих девочек, этих простушек с их деревенскими диспозициями атакуют привилегированные мужчины из числа политически вовлеченных и социально чувствительных. На прошлой неделе я попытался выяснить у одного младшекурсника, на какой стадии борьба с конкурсом. Меня удивило, что в переписке он обращается ко мне на “вы”, потому что раньше, оставляя комментарии в социальных сетях, он писал “ты”. Я спросил, почему так. Он ответил буквально: “Дело в том, что я — молодой, красивый, загорелый, стройный, успешный, курносый, модный мальчик, а Вы — страшненький, малообеспеченный, пожилой человек. Мне не хотелось бы ненароком сблизиться с Вами, и потому я буду принципиально обращаться на “вы”. Буквально так и сказал! Просто так, ни почему!


Ну то есть понимаете? Вы обращаетесь к спикеру или к эксперту за комментарием, а он вам в ответ: “Я молодой и красивый, вы старый и неприятный, и мне хотелось бы, чтобы вы не забывали об этом, пока мы ведем пусть даже и рабочие переговоры”. Другой интеллектуал гораздо старше, но по-прежнему выглядит хорошо за счет правильного режима дня, здорового питания и постоянных тренировок на гоночном велосипеде. В молодости он спал по три-четыре часа в сутки, но сейчас старается как-то на неделе добирать до 5-6 часов, по крайней мере, перед теми днями, когда у него много пар.


Третий интеллектуал — один из самых богатых и язвительных людей в Москве. Его знают как очень хорошего полемиста, любящего унижать глупых либо малообеспеченных людей. Он также любит издеваться над непривлекательными людьми и носителями дурного вкуса.


Ну что ж, справились с первокурсником-воришкой, справимся и с заполонившей университет деревней. Вязанию, оригами и объективации женщин не место в лучшем вузе страны.

Наш Telegram

го сюда

умеем отправлять интересные дайджесты на почту раз в неделю

введите чей-нибудь мэйл

Сайт использует IP адреса, cookie и данные геолокации Пользователей сайта, условия использования содержатся в Политике по защите персональных данных.

© 2018 This Is Media

Издание «ThisIsMedia» зарегистрировано Федеральной службой по надзору в сфере связи, информационных технологий и массовых коммуникаций ( Роскомнадзор ) 20.07.2017 за номером ЭЛ №ФС77-70378
Учредитель: ООО "ОрденФеликса", Главный редактор: Суслопаров С. А.

Для лиц старше 18 лет