article-img
LIFESTYLE  
21/06

Насилие домашнее и публичное

Share
image


Каждый раз, когда где-то в мире самый обычный человек берется за что-нибудь — автомат, нож, грузовик, банку с кислотой — и убивает нескольких совершенно случайно подвернувшихся под руку прохожих, или сотрудников в своем офисе, или одноклассников в школе, возникает одна и та же дискуссия. И разворачивается она обычно в сторону наличия или отсутствия свободного оборота оружия, усиления контроля на входе в общественные учреждения (и так уже рамки повсюду). То есть речь идет том, что имеет весьма посредственное отношение к российской действительности. Но иногда поднимаются и актуальные темы.

После очередного массового убийства в США и в годовщину расстрела 49 человек в ночном клубе в Орландо The New Yorker размышляет о том, почему человек берет в руки оружие и идет стрелять по толпе. Необязательно из высокоумных политических соображений, как Андерс Брейвик, и необязательно из религиозных соображений, как люди, устроившие побоище в Лондоне.

image


Отчет Организации за безопасный оборот распространения огнестрельного оружия, в котором анализируются данные ФБР о массовых убийствах на территории США с 2009-го по 2015 год, свидетельствует, что в большинстве случаев — 54% — за нападавшими в прошлом числились преступления в отношении членов семьи: супругов, бывших, детей. То есть неважно, почему человек берется за оружие — из-за расовой или религиозной ненависти, гомофобии, какой-то странной идеологии или вообще без повода. В более чем половине случаев начинается его история с насилия в собственной семье.

И эта проблема, по-видимому, вне национальных границ. The Times писала о Седрике Форде, которому полиция запретила приближаться к его бывшей девушке, пожаловавшейся на побои. Полтора часа спустя он вошел в свой офис и расстрелял 17 человек. Австралиец Мэн Харон Монис, запугивавший жену и обещавший избить ее, если она уйдет от него, в 2014 году захватил сиднейское кафе, убил двух человек и ранил четверых. В домашнем насилии обвинялись и Мохамед Булель, который в День взятия Бастилии в 2016 году в Ницце направил грузовик в толпу, и Омар Матин, расстрелявший людей в ночном клубе Pulse.

image


Джеймс Ходжкинсон, 14 июня стрелявший в американского конгрессмена Скализе и еще четырех случайных зрителей, прежде арестовывался за избиение приемной дочери. The Daily Beast приводит выдержки из полицейского отчета, в которых говорится, что он ударил ее кулаком в лицо, швырял ее через всю комнату, таскал за волосы, а когда она попыталась сбежать со своим бойфрендом, перерезал ремень безопасности и вытащил ее из машины.

По новым российским законам, это, вероятно, не было бы даже классифицировано как уголовное преступление. Так, ничего особенного, традиционные семейные ценности. О человеке, в ночь на 4 июня расстрелявшем в Тверской области девять приятелей, пишут, что он был “нормальный мужчина, никакого неадекватного поведения”. 

Интересно, что под этим имеется в виду: ведь с точки зрения законодательства и половины населения России, все те “первые звоночки”, которые характеризуют большинство массовых убийц, — это совершенно нормальное, адекватное поведение.


Как пишет New York Magazine, "единственное, что объединяет террористов больше, чем какая-либо религия или идеология, — это история домашнего насилия". Так что же может произойти в стране, в которой домашнее насилие недавно декриминализировали?

умеем отправлять интересные дайджесты на почту раз в неделю

введите чей-нибудь мэйл

Сайт использует IP адреса, cookie и данные геолокации Пользователей сайта, условия использования содержатся в Политике по защите персональных данных.

© 2018 This Is Media

Издание «ThisIsMedia» зарегистрировано Федеральной службой по надзору в сфере связи, информационных технологий и массовых коммуникаций ( Роскомнадзор ) 20.07.2017 за номером ЭЛ №ФС77-70378
Учредитель: ООО "ОрденФеликса", Главный редактор: Суслопаров С. А.

Для лиц старше 18 лет