article-img
CULTURE  
12/10

Стоит ли прикасаться к новому роману Пелевина 10-метровой палкой

Антон Котенев — о новой книге Пелевина "Тайные виды на гору Фудзи"

Share
1

Все ребята во дворе знают, что читать Пелевина — дурной тон: ужасный стиль, тупые шутки, светская хроника по мотивам последних срачей в Facebook, сексизм, путинизм и постмодернизм. Что может быть хуже? "Отсутствует изящное нулевое письмо", — говорят одни. "В нормальных книгах душа, драма, кровяка, характеры как утесы, а у Пелевина — ля-ля тополя". Выйдите на район, поспрашивайте у пацанов, вам любой скажет, что Пелевин — это как "Пусть говорят", и нормальные парни выражают ему дисреспект, предпочитая неомодернистские зины "Транслит", "Воздух" и "Носорог".

Я стараюсь во всем следовать приказам общества, но с Пелевиным вечно терплю фиаско. Каждый год повторяется одно и то же. Выходит новая книжка, я хожу кругами вокруг магазина, сдерживаю себя, веду внутреннюю борьбу, а потом такой "Да ну его к чертовой матери!" — иду и покупаю. Во-первых, Пелевин уже вывел в лицах всех моих друзей и знакомых. Так что я с нетерпением жду, что в новой книге будет что-нибудь обо мне. Не только же Гойдой Орестовичем Пушистым, философом Семеном и политологом Скотенковым жив отечественный политизированный интернет. По всем книгам Пелевина видно, что он ориентируется на экс-ФЭПовскую и околофилософскую тусовку и немножко на постмодернистские националистические круги.

Один из моих преподавателей любил после занятий проводить дополнительные посиделки и семинары с приближенными студентами, и все время обещал привести на одну из встреч Пелевина ну или хотя бы Константина Крылова. Как-то я рассказал об этом старшему товарищу. Его тут же пробило на истерический смех — оказалось, что за 15 лет до того Василий Юрьевич тоже обещал студентам встречу со столпом полнометражного фельетона.

Но если говорить всерьез, Пелевин — один из немногих писателей, которых читаешь именно с удовольствием, а не по работе или чтобы пидором во дворе не обозвали. Ну да, не Сорокин и не Водолазкин. Зато про меня. Про всех нас.

Пелевин — один из ключевых писателей консервативного, патриотического, пропутинского лагеря. Понятно, что он работает с пародиями, карикатурами, репрезентациями и сложными системами зеркал, но почему-то карикатуры на либералов всегда чуть более обидные. В новом романе он как всегда издевается над женщинами и их борьбой за равноправие, в образной форме описывая процедуру empowerment. В "Тайных видах" женщины вовсю вырывают себя из репрессивной патриархальной мясорубки, обретают власть над собственными вагинами, нагибают мужчинок, а также "оказывают помощь друг другу и себе самим как женщинам (тм)". В это время мужчины сбиваются с ног в попытках похерить непрошенное просветление: пьют, употребляют наркотики, спят на высоких кроватях — только бы вернуть назад уползающие трансцендентальные схематизмы, ноэмы, конструкты, нарративы, майю, принцип индивидуации в мире и прочую пургу, благодаря которой мы все тут находимся.

Обе линии кажутся замечательными. Пелевину очень хорошо удалось ухватить витальную, аффективную составляющую феминизма. Все эти зубастые вагины, которые населяют фантазии тщедушных мужчинок. В самом деле, если применить такой познавательный инструмент как male gaze, мы увидим, что феминизм — это вовсе не правозащитное движение, не академическая теория, не собрание единомышленников, объединенных политическими целями. Феминизм — это фаланга. Здесь нет партийной отчужденности или интеллектуальной дистанции, а только вовлеченность, свидетельство, самоорганизация и солидарность. Феминизм — это не политическое и не правозащитное, а телесное, мускульное, эмоционально перегретое. Фундаментальная максима "Личное — это политическое" не пустой звук, а реальное руководство к действию. "Девочки, дружите с другими девочками, не завидуйте, не воспринимайте их как соперниц, ласкайте друг дружку, ухаживайте за своими вагинами, занимайтесь йогой и вегетарианством, помогайте другим женщинам и себе самим как женщинам!" — учит малышек видеоблогерка Ника Водвуд. Вы можете себе представить подобную интенсивность любви у каких-нибудь гей-активистов? "Геи, любите других геев, гей лучше, чем негей, ласкайте друг друга, ухаживайте за своими пенисами, занимайтесь миксфайтом и палео-диетой, помогайте другим геям и себе самим как геям!" Вы можете представить такое у мигрантов? У зоозащитников? У обманутых дольщиков? "Дольщики, ласкайте других дольщиков, ласкайте растаявшие деньги, ползайте в котловане! Целуйте глину!"

Вы когда-нибудь видели, чтобы дольщики, геи или собачники рассылали друг другу вот такие валентинки? Очевидно, большинство покрутили бы пальцем у виска.

Есть только одна группа угнетенных, практикующая любовь и нежность сопоставимой интенсивности. Это русские националисты. "Русский, помоги русскому, русская пробежка, русский характер, русский лучше, чем нерусский, говорю по-русски, думаю тоже по-русски, уйдем от глобализма, закроем шторы, чтобы любить и ласкать друг друга при закрытых ставнях в русском национальном государстве, потому что все русские — братья, и всякий русский влюблен в другого русского".

"Люби меня, люби, ночью и днем, жарким огнем, сердце сжигая!" — ревут русские националисты, обращаясь друг к дружке. "Люби меня, люби, не улетай, я умоляю!" — подвывают феминистки.

Обычные атомизированные люди, которые никого не любят и ни с кем не дружат, смотрят на все это с ужасом и недоумением.

Ну и вот у Пелевина одна феминистка говорит другой, что игуаны стригут ногти, — и ты сразу догадываешься, почему они их стригут, а через 15 страниц — ок, ты был прав, конец немного предсказуем. Сразу вспоминаешь безумную миссис Гаррисон, которая отчаянно хотела трахаться ножницами, но с болью обнаружила, что большинство женщин предпочитают мануальный секс.

Другая линия — возвращение из просветления. Мужики-олигархи за деньги влезли в высшие пласты реальности и с ужасом поняли, что запустили необратимый процесс обожения. Жизненный мир распадается на конгломерат восприятий. Мокро, скользко, жарко, щекотно, спазм — что, это и был секс? Потом эмпирическое Я распадается на последовательность случайных состояний, и уже вот-вот начнет рассасываться cogitо. Что делать? Как остановить прогресс и развернуть вспять трансцендентальную редукцию? Ну, любой, кто принимал психоделики, не проникся высокогорными плато, скажет: надо лежать в ванне, пить спиртное и мастурбировать, пока грубые эмоции не перебьют высокие интуиции, инспирации и имагинации. Мужчины еще вдобавок косплеят индусов VI века до нашей эры, пытаясь в условиях ХХI века воспроизвести главные индийские прегрешения. Работает в итоге только хамская рецензия на книгу Пятигорского в духе "Русского журнала" середины нулевых.

Ну и, конечно, в итоге никто ничего не решает, все оказываются чьими-то проектами и проекциями, все бесконечно друг друга аффицируют, а каждый следующий шаг в рассуждении стирает предыдущие. В этом смысле все книги Пелевина абсолютно одинаковые, и их можно выпускать как бигмаки. Тут уж ничего не поделаешь, сам тип мышления не предполагает никакого развития или разнообразия.

Пелевин — это удивительный сплав постмодернистской иронии и искренней, подростковой метафизической озадаченности, когда ты ходишь по улицам, оврагам, пригоркам и не можешь понять, как это: есть нервы и есть квалитативное сознание, что делать с онтологическим различием, почему есть нечто, а не ничто, как нормативность стыкуется с позитивностью, куда уходит время. И ты читаешь французов, читаешь классиков, читаешь буддистов и аналитиков, а основания все ускользают и ускользают, а ты все возвращаешься и возвращаешься.

Такого больше нет.

READ. WATCH. FUCK OFF.

👉👌

умеем отправлять интересные дайджесты на почту раз в неделю

введите чей-нибудь мэйл

Сайт использует IP адреса, cookie и данные геолокации Пользователей сайта, условия использования содержатся в Политике по защите персональных данных.

© 2018 This Is Media

Издание «ThisIsMedia» зарегистрировано Федеральной службой по надзору в сфере связи, информационных технологий и массовых коммуникаций ( Роскомнадзор ) 20.07.2017 за номером ЭЛ №ФС77-70378
Учредитель: ООО "ОрденФеликса", Главный редактор: Суслопаров С. А.

Для лиц старше 18 лет