article-img
CULTURE  
16/04

Старикам тут не место

Почему Донателла Версаче и Карл Лагерфельд — последние островки радикализма в мире политкорректной моды

Share

На прошлой неделе модную журналистику поразили сразу два интервью от маститых глав европейских домов — Карла Лагерфельда и Донателлы Версаче. Разговоры с ними получились разные — Донателла все больше шутила о том, что, когда она умрет, работники Versace будут аплодировать стоя, а Карл ворчал в своем традиционном стиле о других дизайнерах, моделях и современной индустрии.

И Карл, и Донателла, конечно, являются уникальными реликтами для индустрии моды — они пережили “жирные” восьмидесятые, героиновые девяностые (когда Джанни Версаче делал все больше одежду для тех, кому за тридцать, а Карл только слезал с наркотиков), и нулевые в стиле “а что же теперь”, и остались живыми и злобными — хоть и разбираются с этим по-разному. Донателла делает триста приседаний каждое утро, а Карл не делает вообще ничего, только шипит на моделей, которые написали жалобы на редактора Interview Карла Темплера, — мол, пустоголовые твари, вам бы всем в монастырь, раз трусы показать боитесь.

Старение — смешная штука, потому что чем больше ты гонишься за модой (а если ты работаешь в моде, ты обязан делать это постоянно), тем меньше ты за ней поспеваешь: ты силишься своими пещерными инструментами — палкой-копалкой и каменным топором — разобраться в микросхемах. И ты можешь стучать камнем по аймаку с очень серьезным видом, но смотреть на тебя будут в лучшем случае с недоумением, а в худшем — как на толстяка, который пытается догнать автобус, теряет портфель, бумаги, разливает кофе из старбакса — с жалостью.

Донателла, однако, даже не пытается притворяться, что ее инструменты понимания той индустрии, в которой она работает, архаичны. Ей комфортно в ее берлоге, из которой она всегда может позвонить Наоми Кэмпбелл для новой рекламной кампании, и та обязательно придет. С Карлом все сложнее — испытывающий открытую неприязнь к тому бизнесу, куда он как будто ненароком попал, Лагерфельд никогда даже и не думал скрывать то раздражение, которое у него вызывают девушки (особенно модели) и юность в целом, ее дурачества и склонность к экспериментам.

Кичащийся тем, что он потерял девственность в двенадцать лет сразу с двумя партнерами — мужчиной и женщиной (пара выследила Карла по дороге из школы и затащила в кусты), но при этом не уважая права молодых моделей и молодых людей на жизнь в принципе, Карл отстал от времени, а ведь именно за счет постоянного движения времени он и зарабатывает деньги.

Мы оказались в реальности, когда сильные мира сего дожили нетронутыми до момента, когда им пора отдавать бразды правления “новой крови”, но процесс этот для них травматичен и не всегда им хочется говорить “я устал, я ухожу”. Недавние сплетни об уходе Анны Винтур с поста главы американского Vogue вызвали целую бурю аналитики — как будет выглядеть мир после Анны, после Карла, после Донателлы?

Однако после кампании MeToo мастодонты мира моды, как и гиганты Голливуда, постепенно начинают понимать, что публичное мнение все-таки имеет для них, неуязвимых титанов своих сфер, значение, оно решает их карьеры. И теперь, тогда как некоторые — вроде Донателлы — с честью принимают тот факт, что их время проходит, другие — тот же Карл — пока мучаются тем фактом, что рано или поздно они отдадут свои лавровые венцы “молодой шпане, которая сотрет их с лица земли”. А нравится Карлу это или нет — уже не имеет значения.

ИНТИМ-ФОТО ДОНАТЕЛЛЫ ВЕРСАЧЕ! 

без регистрации и смс

умеем отправлять интересные дайджесты на почту раз в неделю

введите чей-нибудь мэйл

Сайт использует IP адреса, cookie и данные геолокации Пользователей сайта, условия использования содержатся в Политике по защите персональных данных.

© 2018 This Is Media

Издание «ThisIsMedia» зарегистрировано Федеральной службой по надзору в сфере связи, информационных технологий и массовых коммуникаций ( Роскомнадзор ) 20.07.2017 за номером ЭЛ №ФС77-70378
Учредитель: ООО "ОрденФеликса", Главный редактор: Суслопаров С. А.

Для лиц старше 18 лет