article-img
CULTURE  
21/09

Сатанинский рок-н-ролл Чарли Мэнсона

Антонина Матвеева препарирует биографию самого гламурного маньяка в Голливуде и разбирается, как после убийств ему удалось обернуться каноничной рок-звездой с обложки Rolling Stone

Share
7
image


Подсчитав, сколько раз мне довелось полюбоваться на фото дедушки Чарли, пока писалась эта статья, могу с уверенностью сказать — эпиграф вышел символичным. Впервые с Мэнсоном я познакомилась еще в нежном возрасте, когда другие детишки фанатели от Уолта Диснея. Меня же больше занимала отцовская коллекция винила и поглощение кинохроник про Оззи, цеппелинов и битлов. Поскольку Чарли последние тоже были интересны до смерти, его физиономия со всклокоченной шевелюрой и бесноватыми глазами постоянно норовила впрыгнуть в кадр, как черт из табакерки. Пока годы шли, шумиха вокруг колоритной персоны достигла пика не только в документалках под попкорн, но и в музыкальной контркультуре. Ну а раз уж эта тема для меня особенно актуальна, пора бы по старой дружбе припомнить Чарли все его грешки.

Восхождение к славе началось по избитым клише в духе американских хорроров. Мать Мэнсона обнималась с бутылкой уже в 16 лет, коротая свободное время на нарах, а сына спихнула ненормальным родственникам, которые наряжали бедолагу в платья с рюшами. Повзрослев, он дважды женился, посутенерил этими самыми женами и, неоднократно почтив семейные традиции, словил строгача на 10 лет за неудачную кражу 38 баксов. По этапу Чарли отправился вразвалку — гордым и несломленным. Бальзам на поэтичную душу поливал сокамерник Алвин Карпис, с горем пополам демонстрируя товарищу, как зажимать аккорды на гитаре, и обучая житейским премудростям.

Этот период стал переломным и повлиял на дальнейший акт кровавой вакханалии — Чарли влюбляется в рок-н-ролл, который не отвечает ему взаимностью.

Выйдя из заключения, Мэнсон держит курс прямо на лето любви в Сан-Франциско, где трава зеленее, а ЛСД мощнее. В тот период он написал несколько психоделичных фолк-вещиц и, надо отдать должное, вышло весьма недурно. Но продюсеры тех лет  были со мной не согласны и откровенно задолбались выбрасывать под стол демо с песнями детей цветов. К тому же в эпоху музыкального ренессанса 70-х талантов было пруд пруди, а на их фоне Чарли сильно мерк. “Музыка льется из души. Это наш Бог, наша религия. Внутри их душ нет истинной музыки. Они выеживаются и делают джаз за чьи-то банкноты или за прелести смазливой бабенки”, — сетовал страдалец.

Уже после славы и тюремного билета в один конец вышла компиляция его  треков Lie: The Love and Terror Cult. Коммерчески она провалилась из-за нежелания владельцев музыкальных магазинов приторговывать песнями серийного убийцы, но преданные поклонники могут услышать душеизлияния Чарли в каверах Guns N' Roses, Роба Зомби, The Lemonheads и прочих громких личностей.

А вот кому сочинительства Мэнсона грели душу своевременно, так это его секте “Семья”. Прибившиеся к культу провинциальные королевы красоты и немытые бродяжки кучковались на ранчо, почитая нового Господа с его музыкальными мантрами, мгновенно ставшими частью религии “Закон Радуги”.

Доктрина дозволяла убийства и грабежи, а в свободное время монахи предавались сатанинским игрищам, танцуя голыми под звездами калифорнийской пустыни и учиняя групповухи под наркотой.

Апостолами самопровозглашенного MЕN SON  стала четверка ливерпульских всадников апокалипсиса. Позже сами битлы узнали, что все их песни были написаны специально для Чарли, включая печально известную Helter Skelter, пророчащую межрасовую войну. Честно говоря, если вникнуть в творчество The Beatles, замечаешь, что оно отдает чернухой. За сиропными балладами кроются бытовые драмы Леннона, возведенные в абсолют, но дострадаться до такого маразма он, конечно, не успел.

Иногда Чарли выбирался из своего королевства проверить, как там поживает загнивающий мир Вавилона. По несчастливой случайности он закорешился с Дэннисом Уилсоном, барабанщиком The Beach Boys, в дальнейшем выступив соавтором нескольких песен группы. После этого Мэнсон приглянулся продюсеру Терри Мелчеру, но вскоре тот просек его неадекватность и при первой возможности смотал удочки. Следом поспешил унести из коммуны свое звездное тело Уилсон, прихватив с собой венерический букет. Решение было здравым: дальнейшая практика показала, что большинство приятелей Чарли смогли распрощаться с ним только посмертно.

Битлы запаздывали с исполнением приговора неугодным, поэтому Мэнсон решает им подсобить, отправив верных поданных чинить кровавую баню в особняке на Сьело Драйв, где должен был прятаться подлый Мелчер. Вместо продюсера жертвами убийц пала сливочная молодежь Голливуда и двое предпринимателей, а Чарли с семейкой отправились на зону мотать девять пожизненных.

После случившегося в образе Мэнсона воплотилась американская мечта вверх ногами, которая ужасала обладателей белоснежных улыбок и подстриженных газонов.

Интриги добавил тот факт, что в мир иной Чарли своими руками никого не отправил — отдавать изуверские приказы помогала харизма не слабее, чем у Гитлера.  “Из-за невероятной ауры к нему стекались абсолютно все. Я не мог никого упросить сходить в магазин за молочным коктейлем, но этот парень… Не знаю, кто он такой”, — рассуждает на страницах своей книги Винсент Бульози, не пожелавший выйти из всей этой истории бесславным прокурором. На проповеди купился даже музыкант Бобби Босолей: по приказу чародея он марал руки и завлекал в секту толпы безмозглых старлеток. Учитывая вышеперечисленное, убийство было двойным, а один выстрел пришелся по здравому смыслу, ведь Мэнсона с его талантом покорять аудиторию все-таки не пустили на сцену.

Воплотить мечту Чарли и раздразнить черным фольклором ценителей высокого вызвался композитор Джон Моран. Справедливо рассудив, что скандал на почве рок-н-рольных баталий — дело любопытное, он посвятил маньяку целую оперу The Manson Family, а роль Бульози отдал Игги Попу. Маккартни, судя по всему, на прослушивание просто опоздал.

Еще дальше пошел Трент Резнор, обустроив в доме на Сьело Драйв целую студию для записи альбома The Downward Spiral.

В прямом смысле слова проторчав там 18 месяцев, он затирал прессе мистические байки о беспокойных духах, хотя единственным призраком, бродившим по поместью, была его трезвость. Через какое-то время второй аномалией стала трезвость небезызвестного протеже Трента, Брайана Хью Уорнера, отхватившего себе кусочек Чарли на псевдоним и записавшего на той же студии свой дебютник.

Прямо из тюрьмы Мэнсону удалось повлиять на становление несколько музыкальных жанров. Дженезис Пи-Орридж, один из отцов индастриала, использовал при работе над материалом Throbbing Gristle цитаты о тотальном контроле над коллективным сознанием с заседаний суда и фашистскую символику, столь милую сердцу преподобного. Даркфолк, отколовшийся от индастриала, тоже впитал в себя пропаганду ценностей семьи. Визитная карточка жанра — трек All Pigs Must Die, написанный группой Death In June, отсылает к кровавым художествам на стенах домов убитых жертв. Про упоминания в песнях других музыкантов вовсе речи нет — здесь ширина диапазона растягивается от Эминема до Леонарда Коэна, а Kasabian позаимствовали для названия фамилию одной из девочек Чарли.

На ажиотаж вокруг себя любимого гуру отреагировал ожидаемо. Смакуя триумф и подливая масла в огонь, он раздавал скандальные интервью вплоть до момента, пока Люцифер не загнал его в ад своим трезубцем. На первый взгляд, истерия в музыкальном сообществе легко объясняется городской легендой, утопающей в атмосфере солнечных 70-х напополам с трагедией. Здесь тебе готовый задел для агрессивных колдунств с электрогитарами и для одиозной меланхолии. Но когда я прокручиваю в голове события тех лет, всплывает деталь, которая трансформирует Чарльза Мэнсона в героя лирического. Как ни крути, причина террора на голливудских холмах лишний раз подтверждает, что музыка способна очаровывать и морочить голову не хуже строптивых девиц.

READ. WATCH. FUCK OFF.

👉👌

умеем отправлять интересные дайджесты на почту раз в неделю

введите чей-нибудь мэйл

Сайт использует IP адреса, cookie и данные геолокации Пользователей сайта, условия использования содержатся в Политике по защите персональных данных.

© 2018 This Is Media

Издание «ThisIsMedia» зарегистрировано Федеральной службой по надзору в сфере связи, информационных технологий и массовых коммуникаций ( Роскомнадзор ) 20.07.2017 за номером ЭЛ №ФС77-70378
Учредитель: ООО "ОрденФеликса", Главный редактор: Суслопаров С. А.

Для лиц старше 18 лет