article-img
CULTURE  
17/07

Сало, или 120 дней Холмогорова

Антон Котенев — о том, почему у консерваторов секса больше, чем у либералов

6K
4

Недавно в очередной раз всплыл сборник секс-колонок Елены Ямпольской, будущего председателя думского комитета по культуре, наиболее вероятного наследника Мединского во главе культурного ведомства и просто верной сподвижницы Никиты Михалкова. С 2004 года в "Гимне настоящей стерве" не изменилось ничего: десятки мальчиков, парней, самцов, женатых, холостых, вдовцов, машины, пляжи, рестораны, пенисы, клиторы — ну и прочее "В дружбу не верю, верю только в секс!".

Некоторые посмеиваются. Как ультраконсерватор может настолько любить секс?! А мне  сама постановка вопроса кажется как минимум диковатой. Точно так же меня всегда поражали рассуждения об образе жизни Павленского, сводящиеся к тому, что человек, прибивающий мошонку к брусчатке, совершенно точно сущий дьявол в вопросах чувственности.

С какой стати? Ведь очевидно, что для человека, выступающего с жестами против Владимира Путина, осуществляющего демаркацию невидимых границ, вносящего процессуальность и мультитъюдность, отсекающего гениталии во имя мира между ДНР и ЛНР, совокуляющегося за Дмитрия Медведева, секс, выражаясь языком дейтинг-сервисов, "не очень важен". На то он и носитель активистской ментальности, что ему важно не смотреть зачарованно друг на друга, а вместе смотреть в одну сторону. Три слова, три самых главных слова, ну же, я жду — РОССИЯ БЕЗ ПУТИНА.

В этой статье я собираюсь описать либерала в качестве светозарного воина разума, а консерватора в качестве темного, хрупкого, ломкого, сиреневого, эмоционального создания и в целом ситха.

Положим, Павленский с Шалыгиной действительно парочка сумасшедших, помешанных на садомазохистском сексе, членовредительстве и ролевых играх — вроде героев "Автокатастрофы" Дэвида Кронненберга. Но это исключение. А вообще либерал, левак, прогрессист, активист — это светлый человечек.

Его стихия — разумные действия по преобразованию мира. Наших разваливающихся пятиэтажек. Наших бедности и неравенства. Наших предрассудков и нетерпимости. Нашего ВИЧ и нашего гепатита.

Либерал точно знает, что вокруг него много настоящих осязаемых вещей, которые озаряют разум. Образы вещей запечатлеваются в сознании, и таким способом исследователь может составить представление о реальной действительности, чтобы сделать ее лучше. Либерал не боится смерти и точно знает: сначала были динозавры, а потом будут роботы-пылесосы и прочая загрузка самосознания на жесткий диск. Цель либерала — сделать так, чтобы максимальное количество людей получало максимальное удовольствие максимально большой промежуток времени. В этом смысле либерал — максималист, идеалист.

Очень часто либералы — это ученые: биологи, физики, компьютерщики, борцы с ворованными диссертациями. Потому что истина объективна, и не надо ля-ля про нарративы и национальные интересы. Потому что нарративы и национальные интересы отвлекают от наших разваливающихся пятиэтажек. От буллинга и харрасмента. От голода, ВИЧ и кризиса питьевой воды.

Либерал весел и оптимистичен, потому что когда ему плохо, он не держит в себе,  а прорабатывает с психологом. Прорабатывает с психиатром. Либерал здоров, потому что употребляет хорошие продукты, ест качественную еду и практикует осознанность, а не запихивается на ходу. Либерал занимается бездомными животными, занимается потерявшимися детьми, занимается йогой и вегетарианством. Тело либерала пронизано светлыми нитями духа. Он не запихивает себе в вагину тампон, а вводит туда специальную менструальную чашу,  потому что это осознанность. Не надо плестись на поводу у корпораций и загрязнять планету. Еще раз — осознанность. И ты как будто светишься изнутри.

"Жутко бесит, когда говорят, что у человека есть свобода выбора! — говорят либералы и леваки. — Вроде как это его личное дело, что он носит мех, ест трупы животных и выбрасывает пластик в общую помойку! Нетушки, это не его личное дело. Каждый доллар, отданный меховым корпорациям, увеличивает количество страдания в мире. Каждый цент, отданный за плохую еду, ведет к высыханию небольших речек и к снижению биоразнообразия планеты. Каждый голос в защиту свободной продажи спиртного — это голос в поддержку избиений, абьюза, убийства женщин".

Либерал хочет, чтобы все было правильно, чтобы все люди всегда путешествовали, осматривая красоты природы и исторические достопримечательности, а также регулярно занимались сексом  по взаимному согласию со своими любимыми людьми, будь то мужчины, женщины или трансгендеры. В последние годы в моду вошла еще и такая практика как полиамория. Ученые выяснили, что многие люди по природе могут любить не одного, а нескольких индивидов. У этих людей есть специальное чувство — комперсия — это когда тебе хорошо оттого, что твоей пассии хорошо с кем-то еще.

Нет, смысл не в том, что тебе нравятся оба, и это иногда помогает в душе, а в том, что в твоей девочке елозит членом какой-то рандомный мужчина, а тебе так хорошо, как будто тебя целует сразу сотня иисусиков под MDMA.

Многие либертарианцы, молодцеватые антифеминисты и борцы c SJW пытаются представить дело так, как будто прогрессизм — это новое пуританство, в котором  место греха, морального падения и общественного порицания занимает психологическая травма. Что ни говори, а девочки годами лечат ее у психологов и психиатров — как раньше лечили сифилис. "Феминистки скоро совсем запретят нам, мужикам, заниматься сексом с женщинами! Женщины объявили войну мужикам! Женщины отказываются давать!" — возмущаются румяные антитолерасты.

Но я имею в виду совсем другое. Я хочу сказать, что сам тип прогрессиста, активиста, либерала и сторонника разумного преобразования мира не предполагает болезненной фиксации на собственной чувственности. Взгляд активиста устремлен к солнцу, он широко распахивает глаза и шумно откусывает яблоко: "Ребята, да вы чего вообще? Ну секс и секс! Это же удовольствие! Тебе приятно, мне приятно, а теперь побежали скорее на акцию за раздельный сбор мусора!"

Кто-то скажет, а как же сексуальная революция? Как же 68-й год и нооскоп Вильгельма Райха? Ну вот этим, собственно, все сказано. Для левых секс — это нооскоп (гимнастика) и способ забороть репрессивные институты. Прогрессисты — это люди разума, поэтому они занимаются сексом либо для здоровья, либо против Национальной комиссии по морали.

Левые секс инструментализируют, а правые — по-настоящему любят.

Конечно, во времена де Сада распутство могло рифмоваться со свободомыслием. Столпы просвещения старались не только провозглашать свободу, но также практиковать ее в наиболее диких формах. В этом они были похожи на Павленского с Шалыгиной. Пресловутая парочка выглядит такой странной, не от мира сего, как будто залетевшей из другого времени. Сегодня же дело обстоит так, что либералы — это во все дыры разлибертарианенные девочки-ромашки и мальчики-одуванчики, стыдящие консерваторов за их "подленький, тайный  разврат".

Сегодня де Сад — это, скорее, последний фильм Пазолини. Я так люблю "Сало, или 120 дней Содома", что пересматривал его примерно 315 раз. Это самый красивый, милый и добрый фильм, который я видел. Где еще тебе в начальных титрах дадут библиографию по теме (у Ad Marginem сборник выходил). Где буквально каждого героя хочется обнять?

"Сало" — один из немногих фильмов, внутри которых хочется оказаться, в любой роли.

Где еще герои так беззаветно следуют за мечтой, настолько преданы желанию? Где еще так мощно звучит этот душещипательный мотив "Не могу кончить, никак не могу кончить!".  Ну, в "Автокатастрофе", в "Пианистке". Может, в паре фильмов о маньяках и фетишистах. Сегодня секс как таковой вообще может опознаваться только в качестве извращения.

Где еще богачи в цилиндрах так самозабвенно выражают нежность ко всем этим чиполлинам, гимнастам тибулам и прочей цветущей юности? Где еще чиполлины настолько страстно отдаются господам? Ну разве что в песне группы "Миссис Гаррисон" о том, что все милиционеры занимаются однополым сексом. Там мальчики-анархисты долго рассказывают, как полицейские вынимают у них при задержании шнурки и изымают мелочь, а потом высказывают идеально нарциссическую убежденность в том, что работники правоохранительных органов дома мастурбируют на их фотографии. А вы думали, почему представители агрессивных молодежных субкультур такие модники?

Консерватор черпает энергию в собственных эмоциях. Для него все вокруг зыбкое и неоднозначное: заборы, коровники. То ли Ленинград, то ли Псковская  область. Он вообще ни в чем не уверен. Именно поэтому разумное преобразование мира кажется ему идиотской затеей. Зато он точно знает, чего хочет. И он следует за своим желанием, не пытаясь его инструментализировать и не ища в нем ничего внешнего. Секс и Путин? Секс и качество жизни? Секс и вопросы морали? Скажите это Егору Холмогорову, и он рассмеется вам в лицо. Габаритный жизнелюбивый мужчина, поставивший себе целью передать максимальному количеству женщин свою фамилию, мужчина, в свое время умудрившийся охомутать настолько молоденькую девочку, что свора либералов (тогда их называли "кащенитами") за лидерством украинца Александра Володарского годами обвиняла его в связях с собственной дочерью — чем не эмблема русского консерватора?

Чем меньше энтузиазма человек проявляет в деле борьбы за равенство, чем меньше он бьет себя пяткой в грудь и болтает о ерунде, тем с большей вероятностью в его загородном доме можно обнаружить что-нибудь шокирующее и невероятное.

Но как только ты превращаешь вещь в герб, она рассасывается. Возможно, безудержный, сумасшедший секс как раз и составляет ту духовную скрепу, которая обеспечивает единство консервативного дискурса? Возможно, именно этим топливом подпитывается небывалый подъем традиционалистской мысли? Я читаю о духовном пространстве русской Евразии — и слышу шлепки, стоны, пыхтение. Я читаю о российской цивилизации — и у меня у самого выступают на лбу капельки пота. Думаю, так это и работает.

READ. WATCH. FUCK OFF.

👉👌

умеем отправлять интересные дайджесты на почту раз в неделю

введите чей-нибудь мэйл

Сайт использует IP адреса, cookie и данные геолокации Пользователей сайта, условия использования содержатся в Политике по защите персональных данных.

© 2018 This Is Media

Издание «ThisIsMedia» зарегистрировано Федеральной службой по надзору в сфере связи, информационных технологий и массовых коммуникаций ( Роскомнадзор ) 20.07.2017 за номером ЭЛ №ФС77-70378
Учредитель: ООО "ОрденФеликса", Главный редактор: Суслопаров С. А.

Для лиц старше 18 лет