article-img
CULTURE  
06/08

Петросян и Степаненко. Любовь, благословенная ядерной бомбой

Данила Блюз бросает прощальный взгляд на самую крепкую пару российской эстрады, наших кондовых и таких любимых Брэда Питтросяна и Анджелину Степаненко

Share
23

Еще один нравственный ориентир пал. Путеводный огонек в черном бушующем хаосе житейской жизни погас, и мы не знаем отныне, на кого равняться, куда плыть, и жестокая волна уже готова поднять и швырнуть нас прямо на острые рифы. Как теперь верить в вечную супружескую любовь, если главный ее российский символ рухнул у нас на глазах, как некогда сорванный за шею автомобильным краном памятник Дзержинскому?

Вы, конечно, поняли, что я так сокрушаюсь о разводе самой монументальной любовной пары российского шоу-бизнеса — Евгения Петросяна и Елены Степаненко. Их брак — мой ровесник, 33 года, то есть для меня невозможно вообразить их порознь, они неотделимая, неизбывная часть моей картины мира, как солнце и луна. Так, например, нынешние 18-летние не могут представить кого-то другого в президентском кресле, кроме Путина.

image

Петросян и Степаненко — это наши рабочий и колхозница, Петр и Феврония, Орфей и Эвридика, Бони и Клайд, Сид и Нэнси. В мире шоу-бизнеса их развод можно сравнить по значимости с разводом Брэда Питта и Анджелины Джоли.

Разве что голливудской парочке удалось протянуть в браке всего два года и их брак держался, по словам Питта, на “шикарном сексе”. Как видите, секс — не лучший фундамент для успешного брака, и тому свидетельствуют Петросян и Степаненко — самая асексуальная пара на свете. Можно представить, допустим, Пугачеву с Киркоровым в постели. Даже с Галкиным возможно! Да, вообразить это будет тяжело до рвоты, но все же можно — прокуренный хриплый стон Примадонны, лошадиное гоготание Галкина. Но вот вообразить Петросяна и Степаненко в постели у вас просто не получится. Их образы начисто лишены секса, они стерильные советские граждане, спящие на раздельных кроватях. Старенькие пупсы из магазина “Детский мир” с гладкими промежностями.

По сути, в этом сравнении и кроется глубинное различие между великодуховными “нами” и алчными, меркантильными “ими”. У “них” — пустая внешняя оболочка, глянцевый лоск, кубики на животе, упругие ягодицы, белые зубы, у нас же — пусть и обвислые животы, проседь в висках, вставные челюсти в стакане, вторые подбородки, но зато стабильность, верность, величественная основательность, какой позавидовали бы сами горы!

У “них” — легкие брызги камшотов на лицо, у “нас” — увесистая ложка сметаны в борщ.

Анджелину и Брэда что ни день сопровождали все новые и новые скандалы, они не слезали с первых полос мировых таблоидов. А теперь попробуйте найти что-то о Петросяне и Степаненко. Ничего не найдете! К ним даже Тимур Кизяков из “Пока все дома” не ходил, потому что все знали — это не люди, это памятники, у которых все без изменений, никакой сиюминутной возни, никаких разноцветных приемышей, больных СПИДом, никаких секс-скандалов, никаких поездок в горячие точки с миссией ООН. Наших супругов волнует лишь движение звезд над головой да скрежет тектонических плит под ногами. Лишь однажды Ваганыч тихонько пожалуется журналистам, что из-за диеты его жена перестала варить борщи с пампушками — вот и все их дрязги. Хотя кто знает, быть может, борщи и пампушки — та сама трещинка, из-за которой в итоге и разрушилась плотина?

Сейчас всероссийские любимцы лаются на радость желтой прессе. Ваганыч, оказывается, замутил с тридцатилетней фанаткой “Кривого зеркала”, которую в одночасье сделал совладелицей своего Театра миниатюр. Он теперь предстает перед нами не как милый скукоженный старичок в бабочке с ворохом бородатых анекдотов, нет. Сейчас перед нами эдакий Хью Хефнер — повелитель юмористической медиаимперии в шелковом халате, миллиардер, любитель свежей девичьей плоти, завсегдатай Instagram.

Ну а Степаненко из комичной толстой бабенки с писклявым голосом превратилась в ревнивую расфуфыренную мегеру, которая хочет оттяпать себе 80% от нашученного тяжким трудом состояния. Плюс к этому, она сейчас требует себе все авторские права на совместное творчество.

Понятно, бабе обидно — столько лет худела на диетах, а он все равно ускакал к какой-то молодухе. Хочется побольнее уязвить похотливого старикашку.

Все же стоит отдать должное Ваганычу, он предложил поделить все имущество пополам, несмотря на то что основным добытчиком в семье был он. Но это все частности, мерзкие бытовые дрязги, перетряхивание белья на публике, глупо здесь вставать на чью-то сторону, ведь для нас прежде всего важен был их союз, служивший примером для всех российских семейных пар.

Мне не дает покоя история первого соития Петросяна и Степаненко. Поначалу ведь их связывали чисто деловые отношения. Когда Степаненко пришла на пробы к Ваганычу, они оба уже состояли в браке. И в итоге проработали как коллеги в театре Петросяна шесть лет. И вот однажды их занесло с гастролями в город Семипалатинск, где находится главный испытательный полигон ядерного оружия в СССР. Там-то, под слепящим ядерным заревом, и взошли первые ростки их долгой любви. Вот они стоят после соития у широкого окна гостиницы, нагие, как Адам и Ева, а на горизонте расцветает огромный ядерный гриб. Они смотрят друг другу в глаза, и Петросян говорит: “Теперь все будет хорошо. Мы встретились в странный период моей жизни”. Играет: Pixies — Where Is My Mind? Нет, любовь, рожденная так, просто должна жить вечно.

image


READ. WATCH. FUCK OFF.

👉👌

умеем отправлять интересные дайджесты на почту раз в неделю

введите чей-нибудь мэйл

Сайт использует IP адреса, cookie и данные геолокации Пользователей сайта, условия использования содержатся в Политике по защите персональных данных.

© 2018 This Is Media

Издание «ThisIsMedia» зарегистрировано Федеральной службой по надзору в сфере связи, информационных технологий и массовых коммуникаций ( Роскомнадзор ) 20.07.2017 за номером ЭЛ №ФС77-70378
Учредитель: ООО "ОрденФеликса", Главный редактор: Суслопаров С. А.

Для лиц старше 18 лет