article-img
CULTURE  
01/01

Новогодняя сказка

Евгений Дегтярев — о первоянварских приключениях с заживо сварившейся пионеркой

10K

Этот Новый год мы с друзьями встретили за городом. В коттедже, построенном на территории бывшего советского санатория. XXI век превратил его в гостиничный комплекс.

Всю ночь мы крепко бухали и колбасили, как и полагается. Один только Серега почему-то грустил и залипал у камина в компании стакана вискаря. Он явно был чем-то обеспокоен, но колоться не хотел. Наверное, бабы.

Проснувшись к обеду в состоянии адского бодуна, мы втроем залудили холодного пивка, поугарали с видосов, записанных ночью, и только потом поняли, что Серега куда-то пропал.

Мы решили разделиться и прочесать окрестности. Бухущий Серега, наверняка, спал где-нибудь в сугробе под елкой. Выйдя на мороз, мы не зафиксировали вокруг никакой живности. Похоже, никто из постояльцев еще не вышел из алкогольного анабиоза.

Зная романтическую натуру Сереги, я сразу же пошел по лесной тропинке к берегу реки. Там обездвиженное тело этого алконавта смотрелось бы наиболее органично.

По пути к реке я так никого и не встретил. Похоже, все утро валил снег — на тропинке не было ни одного следа. Я спустился к берегу и хорошенько огляделся. Сереги тут не было, зато было очень красиво. Я достал телефон и успел сделать пару снимков для Instagram, прежде чем аккумулятор сдох. Ночью я его, конечно же, не зарядил, а лютый мороз окончательно его добил.

Единственной постройкой на берегу была закрытая на зиму лодочная станция. На всякий случай я решил обойти ее — и не зря. В снегу я нашел Серегин серый шарф в ромбик. “Серега, твою мать!” — заорал я, но ответа не последовало. Видимо, пьяное животное ночью поморозило сопли здесь и двинуло обратно — в сторону леса.

Я поднялся на пригорок и побрел обратно по тропинке. Шел так минут 15, оглядывая каждую сосну и громко матеря Серегу. С похмела я не сразу сообразил, что уже давно должен был выйти к санаторию. Похоже, на развилке свернул не туда.

Лес вокруг становился все гуще, а сугробы — все глубже. Пухлый снег начинал забиваться в ботинки. Где-то сверху каркала ворона и хрустели на морозе сосновые ветки. А вдруг упоротый Серега также перепутал дорогу и забрел в чащу? Тогда возвращаться назад нельзя — куда-нибудь эта тропа точно выведет.

Еще минут через 10 она вывела меня к дырке в покосившемся заборе из рабицы. Я остановился и окинул мутным взором то, что располагалось за ним. Судя по типовым двухэтажным баракам с выбитыми стеклами и выцветшим деревянным табличкам на деревьях, это был заброшенный пионерский лагерь. Я уже не был уверен, что найду в этом крипотном месте Серегу, но мне почему-то стало жутко интересно посмотреть, что там.

На двери главного административного здания висел тяжелый ржавый замок. Значит, искать тут даже какого-нибудь сторожа бесполезно. Какого хрена тут вообще охранять? Ни один бомж в такую глушь не заберется.

image


Уставший, я сел на скрытое под сугробом крыльцо и закурил. Погода начала портиться, кусочек неба, который был виден между густым сосняком, стал мрачнее, деревья заунывно заскрипели на ветру. Нужно было пробираться к дырке в заборе, пока не пошел снег.

Я еще раз окинул панораму лагеря взглядом и вдруг заметил неподалеку ветхую деревянную избу, которая плохо вписывалась в позднесоветский антураж этого местечка. Подойдя к ней поближе, я, особо не рассчитывая на ответ, громко крикнул: “Есть кто-нибудь?” Прислушался — ничего. Гробовая тишина. И тут у меня зазвонил телефон.

Я спешно достал трубку из кармана (как так, она же сдохла?) и увидел фото довольной рожи Сереги. “Ты где есть, сучий ты потрох?!” — с ходу выдал я исчезнувшему братюне. В ответ — тишина. “Алло! База торпедных катеров у аппарата!” — продолжил я. Никакой реакции. Снова смотрю на экран, но он не горит. Телефон снова не работает.

— Здравствуйте!

Я подпрыгнул на месте и в прыжке онемел. Там, где только что никого не было, у входа в избушку, стояла девочка лет восьми, закутанная в тулуп и пуховый платок. В руке она держала лыжную палку.

— А Вы кто? — с любопытством спросила девочка нежным голоском.

— Я... Я это… Серегу ищу, — ноги не слушались, язык присох к небу, сигарета вывалилась из замерзших губ и скрылась в сугробе.

— Сереги здесь уже нет, дяденька. Здесь только я и дедушка.

— Какой еще дедушка? — окончательно затупил я.

— А вот же он! — девочка ткнула лыжной палкой куда-то мне за левое плечо.

Я обернулся против часовой стрелки и, кажется, обосрался на месте. Метрах в 100 от меня мелькнул между соснами тонкий и высокий черный силуэт. Очертания принадлежали то ли человеку, то ли и какому-то существу. Повернувшись к девочке, я обнаружил, что никого передо мной больше нет. Только покосившаяся избушка.

И тут я побежал. Без оглядки. Так, как не бегали Форрест Гамп, Усэйн Болт и Дорожный Бегун. Снег не успевал проваливаться под моими ногами. Со страху я проскочил мимо дырки в заборе, и я не просто его перелез, я его перелетел. Не оборачиваясь, я несся до самого санатория. Очнувшиеся люди на его территории катались с горки, выпивали и закусывали, взрывали пиротехнику и, наверняка, смотрели мне вслед, как смотрят вслед самому отпетому идиоту.

Я влетел в коттедж, сбив праздничную елку на входе, запер дверь на все замки и осел в прихожей, громко и тяжело дыша. Из гостиной доносился громкий треп пацанов и звяканье стеклянной тары. Войдя, я обнаружил их непринужденно раздувающими за какую-то чушь с… Серегой!

image


— Ты где был, мразина страшная?! — чуть ли не с кулаками налетел я на него. — Ты понимаешь, ишак, что я чуть не сдох в этом лесу?! Хватит ржать, бакланы, налейте мне!

Я залпом опрокинул два стакана вискаря, стянул мокрые насквозь ботинки, прожженный сигаретой пуховик и растянулся на диване. Перед глазами все еще стоял черный силуэт и испарившаяся девочка с лыжной палкой.

Выяснилось, что посреди ночи Серега сорвался в город на такси, потому что забыл насыпать еду своему коту, и вернулся только сейчас, живой и абсолютно трезвый. Он рассказал, как ночью мы с пацанами сажали его в такси, но, видимо, все так нажрались, что никто этого даже не запомнил.

— А зачем ты поперся на лодочную станцию, придурок ты лагерный? Я там твой шарф нашел.

— Какая станция, какой шарф? Вон он — в прихожей лежит. Ты обкурился, что ли? — парировал Серега.

— А зачем звонил?

— Да чтобы вы — дятлы пернатые — без меня в бане всех раков не сожрали с пивом.

Телефон, поставленный на зарядку, приветственно завибрировал, дав понять, что наелся электричества и снова готов к работе. В списке звонков обнаружилось два пропущенных от Сереги и еще два от остальных пацанов. И тут я понял, как же нелепо перебздел.

—- Где ты был, твою мать? — спросил Серега.

Я закурил и рассказал пацанам всю историю. Как пошел к реке, остался без связи, нашел чей-то шарф, перепутал дорогу и забрался в заброшенный лагерь, а потом дал оттуда по газам всем на потеху, что аж сугробы поплавились.

Пацаны слушали, прерывая мой рассказ только стуком пивных кружек о дубовый стол.  

— Даже стыдно теперь перед сторожем, пацаны. Хорошо, он мне в жопу солью стрелять не стал хоть, — закончил я, посмеявшись над своим жиманувшим очком.

Пацаны тоже от души посмеялись, мы дружно опрокинули за Новый год, как вдруг в разговор вступил молчавший все это время Владик:

— Мой батя работал на заводе и часто отправлял меня в этот лагерь по путевке. Помню, как мы с корешами сбегали из отряда и пробирались сюда, в санаторий, на дискотеку для взрослых. А про избушку ту ходили страшные легенды, которые нам вожатые травили на ночь. Мол, когда-то на ее месте была котельная, в которой какая-то пионерка сварилась заживо. И ее дух стал терроризировать округу. Все с этой истории просто ссались, а некоторые отчаянные головы даже пытались туда пробраться. Вроде даже охранник там дежурил по ночам.

Владик отпил пиваса из большой запотевшей кружки.

— Потом, в 90-х, когда завод приватизировали, этот лагерь продали. Новые владельцы еще лет 15 назад загнали туда бульдозеры и сравняли все с землей, но ничего так и не построили. Так что нет там сейчас никакого лагеря, просто голый пустырь. Короче, не вешай нам лапшу на уши, Гоголь!

В тот вечер 1 января друзья хорошо выпивали. И только мне пить не хотелось. Я сидел в углу со стаканом виски и смотрел, как в камине пляшут румбу языки пламени. В трескотне сухого березняка мне слышался скрип старой избушки в заснеженном сосновом лесу.


Продолжение следует...

В гостях у сказки...

🙈

умеем отправлять интересные дайджесты на почту раз в неделю

введите чей-нибудь мэйл

Сайт использует IP адреса, cookie и данные геолокации Пользователей сайта, условия использования содержатся в Политике по защите персональных данных.

© 2018 This Is Media

Издание «ThisIsMedia» зарегистрировано Федеральной службой по надзору в сфере связи, информационных технологий и массовых коммуникаций ( Роскомнадзор ) 20.07.2017 за номером ЭЛ №ФС77-70378
Учредитель: ООО "ОрденФеликса", Главный редактор: Суслопаров С. А.

Для лиц старше 18 лет