article-img
CULTURE  
18/09

Краткая история извращений французской литературы

Вадим Яковлев — о том, как делают минет в Париже, или почему для французских писателей секс — это родная гавань

Share
16

Сложно найти хотя бы одну литературную традицию, в которой принято так откровенно и без экивоков писать про секс, как это повелось у французов. Если немец пишет про секс (а делает он это крайне редко), то выходит у него схематично и без страсти, а описания эротических сцен похожи на философские трактаты, где замена слова “вагина” на “категорический императив” для читателя осталась бы незамеченной.

Когда же за дела интимные берутся английские авторы, то складывается впечатление, что их интересует совсем не секс, а, например, разное классовое происхождение совокупляющихся или хотя бы разница в доходах Элизабет, которая уже раздвинула ноги, порвавши колготки, стоившие ей недельного оклада, и ее любовника Джона, чей член застрял в ширинке штанов, передававшихся от отца к сыну еще с елизаветинских времен и являющихся семейной реликвией.

Чужд этих условностей француз. Секс для него — это не проявление низменной природы человека, идущей печальным добавлением к высоким порывам души и разума, и точно не бытовая привычка homo sapiens, дающая возможность породить потомство и продолжить свои семейные и классовые традиции еще на одно поколение.

Для французской литературы секс — это родная гавань, “своя тема”, которая чуть ли уже не со всех сторон рассмотрена, описана и изучена, особенно в литературе 20-го века. Нет такого табу, которое француз не использовал бы умело в своем творчестве, завоевав одновременно порицание со стороны общества и комплименты воодушевленных читателей.

Сегодня мы представим вашему вниманию подборку французских романов, обвиненных (или обвиняемых до сих пор) в извращенности, порочности и аморальности. Конечно, в этом списке не хватает маркиза де Сада, но вы его, скорее всего, знаете, а вот Турнье или Роб-Грийе — навряд ли.



АНДРЕ ЖИД — ФАЛЬШИВОМОНЕТЧИКИ (1925)

image

Современный читатель не заметит в этой книге, которая принесла автору Нобелевскую премию, ничего экзотического. Да, очень много героев, все мужчины — и все живут богемной жизнью в столице. Что тут особенного? Только вот уже к 20-й странице читателя начнет мучить один вопрос: “А не гомосексуалисты ли они все?!”

К сожалению, когда “Фальшивомонетчики” выходили в публикацию, гомосексуализм считался если не пороком, то как минимум извращенным отклонением. Поэтому автор, имея желание написать первый великий роман про геев, сделал все, чтобы замаскировать ориентацию героев. И сделал это настолько гениально, что вы до последней главы так и не сможете для себя этот момент окончательно прояснить.

За что ненавидели: более 10 мужских персонажей непонятной ориентации.

За что любили: более 10 драматичных, великосветских и утонченных мужских персонажей. Новаторский подход к построению сюжета, эксперименты в стиле “роман в романе”.

ЖОРЖ БАТАЙ — ИСТОРИЯ ГЛАЗА (1928)

image

Философ и писатель Жорж Батай был близок к сюрреалистам. Парадоксально, но даже представители такого нонконформистского движения обвиняли его в чрезмерной эпатажности и болезненном внимании к мерзким и отвратительным темам.

Роман Батая “История Глаза” — это сюрреалистическая интеллектуальная порнография, набор не имеющих никакого подтекста сексуальных сцен, которые удивляют своей, мягко говоря, странностью. Здесь вы найдете все — и золотой дождь, и вуайеризм, и фетишизм, и еду в сексе. Уверен, некоторые извращения, описанные в книге, сегодня сложно найти даже на Pornhub.

За что ненавидели: изобилие сцен полового извращения.

За что любили: художественный подход к банальной порнографии.

ЖАН ЖЕНЕ — ДНЕВНИК ВОРА (1949)

image

Если его предшественники Андре Жид и Марсель Пруст писали о гомосексуализме очень осторожно, то Жене подчеркивал ориентацию своих героев везде, где только можно. Каждая страница этого романа — это вылитая из вазелина пуля, украшенная маленькими усиками из лобковых волос Фредди Меркьюри.

Аморальными его книги считали не только за откровенные сцены секса, но и за героев, которых Жене описывал: геи-проститутки, воры, тюремщики, моряки-извращенцы. Жене знал эту часть общества не понаслышке и был ее представителем — книги своих любимых писателей, кстати, никогда принципиально не покупал, а только воровал.

За что ненавидели: романтизация уголовной жизни.

За что любили: эстетский прустовский слог.

АЛЕН РОБ-ГРИЙЕ — ПРОЕКТ РЕВОЛЮЦИИ В НЬЮ-ЙОРКЕ (1970)

image

Один из лидеров направления “новый роман”, приятель Набокова, режиссер, профессор и… самый непродаваемый автор Франции. Ах да, ну еще страстный любитель садомазо. Словом, колоритная личность. Если раньше критики вместо рецензий писали на его книги многостраничные перечни советы пойти полечиться и забыть про литературу, то после выхода “Проекта” не могли не отдать должное этому шедевру.

“Проект революции в Нью-Йорке” представляет собой лишь одну сцену, которая постоянно видоизменяется и проваливается то в будущее, то в альтернативное настоящее, то в прошлое. А центральным персонажем этой сцены является девушка, которую пытают и преследуют. Пытают ее по-разному, и с развитием сюжета все изощреннее и жестче. Режут, бьют, насилуют, пускают по телу ток, крыс, ядовитых пауков, душат…Еще есть вопросы, почему книги Грийе так плохо покупают домохозяйки?

За что ненавидели: жестокость и насилие, сексизм.

За что любили: сюжет как эксперимент, равнодушие к рамкам и правилам стандартного повествования.

МИШЕЛЬ ТУРНЬЕ — ЛЕСНОЙ ЦАРЬ (1970)

image

Если вы считаете, что только Набоков переступил границы возможного и написал роман про педофила (“Лолита”), то вынужден вас разочаровать. Более того, после “Лесного царя” культовая книга Набокова покажется вам робкой и скучной попыткой шокировать неприятной темой целомудренных домохозяек-филологов.

Этот роман Турнье разошелся стотысячным тиражом, а также удостоился премии Гонкуров и через 30 лет был экранизирован — Джон Малкович снимался в главной роли. “Лесной царь” действительно про педофила и извращенца, только вот его педофилия носит скорее метафизический характер. Он любит детей, любит их запах, голос, тело, он фотографирует их возле школы, преследует, но вот спать с ними абсолютно не собирается. У него есть мечта — сделать миф про лесного царя, который носит на спине маленьких мальчиков, реальностью. И этому посвящена вся его жизнь. И ему это таки удастся — в закрытых немецких школах для гитлерюгенда…

За что ненавидели: использование темы педофилии в художественных целях.

За что любили: гениальное использование табу в философских и художественных целях.

ГАБРИЭЛЬ ВИТТКОП — НЕКРОФИЛ (1972)

image

Габриэль Витткоп, самый бескомпромиссный автор Франции последних двух столетий, с детства была не такой, как все. В четыре года она научилась читать, а в восемь уже знала всю французскую классику. Особенно ценила маркиза де Сада, хорошо разбиралась в литературе 18-го века. Ее слог — поэтический, тонкий — отличался от слога современников. Неудивительно, что первый роман с говорящим за себя названием “Некрофил” сразу сделал Витткоп литературной звездой. И, конечно, породил кучу скандалов.

Маленькая повесть, написанная в готическом стиле, повествует о буднях некрофила — одинокого эстета, любящего воровать с кладбищ трупы и потом с ними совокупляться. Он охотно делится своими мыслями про любовь и смерть. Про одиночество и красоту. Про жизнь и море. Витткоп сделала невозможное — описала внутренний мир больного извращенца, сделав его привлекательным для читателей. Наверное, именно за это ее многие и ненавидели.

За что ненавидели: романтизация аморальных извращений.

За что любили: блестящий стиль.

READ. WATCH. FUCK OFF.

👉👌

умеем отправлять интересные дайджесты на почту раз в неделю

введите чей-нибудь мэйл

Сайт использует IP адреса, cookie и данные геолокации Пользователей сайта, условия использования содержатся в Политике по защите персональных данных.

© 2018 This Is Media

Издание «ThisIsMedia» зарегистрировано Федеральной службой по надзору в сфере связи, информационных технологий и массовых коммуникаций ( Роскомнадзор ) 20.07.2017 за номером ЭЛ №ФС77-70378
Учредитель: ООО "ОрденФеликса", Главный редактор: Суслопаров С. А.

Для лиц старше 18 лет