article-img
CULTURE  
10/08

Goblin studies. К вопросу о социологии данжн-синта

Эдуард Лукьянов — о культуре гоблинов, музыке кикимор и данжн-синте как дискриминационной практике культурной апроприации вымышленных существ

Эдуард Лукоянов
10 августа 2018
2K
29

Относительно недавно в Голливуде разгорелся скандал. Под давлением общественности Скарлетт Йоханссон отказалась исполнить роль трансгендера в новом фильме Руперта Сандерса. Причина ясна: цисгендерная женщина не может играть трансгендерного персонажа.

В Facebook начались споры на тему того, правильно ли поступили Скарлетт и создатели фильма, в итоге свернувшие проект. Ей ожидаемо припомнили предыдущий провал — роль майора Мотоко Кусанаги в фильме того же Сандерса “Призрак в доспехах”.

Актрису упрекнули в том, что она, белокурая американка со скандинавскими корнями, не имеет права играть азиатку. Тогда, впрочем, конфликт был сглажен тем, что кто-то вспомнил — у киборгов нет национальности.

Реакция консервативной части общества была предсказуемой. Нам она в данном случае не интересна. А вот то, как выступили люди прогрессивные, заслуживает внимания.

Нам показались важными два тезиса, увиденные в ленте новостей. Первый: “Йоханссон надо заставить отказаться от роли, чтобы не терять позиции, отвоеванные ЛГБТ в последние годы на волне хайпа”. Это неожиданно, но при этом совершенно верно, с этим мы полностью согласны.

Второй любопытный тезис родился в ходе дискуссии. Звучит он так: “Дрэг — это гендерный блэкфейс”. Вот это уже действительно интересно. Как минимум, подобные заявления с легкостью обесценивают активистский вклад великих дрэг-диссидентов — от Дивайн до Криса Корды.

“Дрэг — это гендерный блэкфейс”. Мысль не столь праздная, какой кажется. Когда ЛГБТИК-движение только зарождалось, псевдоконсерваторы говорили: “Телка считает себя чуваком, и мы теперь должны считать ее чуваком? А этот пидор просит называть его агендером? Класс! Давайте теперь признаем человека, который считает себя птицей — птицей, а того, кто считает себя гоблином — гоблином. Или правильно писать “гоблин_кой”? Ха-ха”.

Здесь “консерватор” сам обличает себя. Он говорит, что он прогрессист, ведь так называемый “прогресс” научил нас, что гоблинов якобы не существует.

Тысячелетиями наши предки верили, что леса, болота, степи населяют потусторонние существа, которым они давали тысячи имен. Один только черт (imp) в славянской демонологии получил около сотни прозвищ: князь тьмы, царь ада, неистовый, лукавый, недобрик, некошный, гуменник, кикимора, русалка, полевой, хохлик, шиш, шишимора, шишига, шиликун, отяпа, левый, окаяшка, шехматик, анчутка беспятый, шутошка. И это лишь малая часть списка, составленного классиком отечественной этнографии С.В. Максимовым.

Сравнивающий “нетипичные” гендеры со списком якобы вымышленных существ ставит под сомнение наблюдательность предков. Следовательно, традиционалистом такой человек никак не является, он оказывается самым обыкновенным вульгарным прогрессистом. А прогресс, как известно, не интересует поэтов.

Защита прав вымышленных существ давно стала актуальной политической повесткой во многих странах. Наиболее известным примером успешной борьбы в этом направлении стала деятельность исландской организации “Друзья лавы”, которые добились запрета на строительство автотрассы. Им удалось доказать через суд, что шоссе нанесло бы непоправимый ущерб общине эльфов.

Хорошо, что медленно, но верно эта тенденция приходит в Россию. В середине мая Общество защиты сказочных существ провело в музее-заповеднике “Царицыно” учредительную конференцию. Его участники приняли устав и обсудили методы, которыми намерены реализовать поставленные задачи. Ждем семинаров, петиций и акций прямого действия.

Разумеется, все это прекрасно. Но почему-то сторонники подобных движений делают упор исключительно на экологическую сторону вопроса. Между тем, нынешнее состояние общества требует обратить внимание и на этические вызовы времени.

Рассмотрим такой музыкальный феномен, как данжн-синт. Это музыка, эксплуатирующая мифы о троллях, гоблинах, эльфах и, разумеется, кикиморах. Является ли она культурной апроприацией якобы вымышленных существ? Давайте разберемся.

Но сначала — немного истории.

Принято считать, что данжн-синт возник как побочный продукт субкультуры блэк-металлистов. В беседах о нем часто звучит фраза: “Есть такой жанр — интро к блэку писать”. Но так ли это на самом деле?

На днях Луи Каше, прежде известный как Варг Викернес, опубликовал свою самую первую запись, датированную 1987 годом. Довольно сложно с уверенностью сказать, что это. Блэк? Данжн? Нечто другое? Скорее всего, и первое, и второе, и третье.

Вообще же, прежде всего следует не “слушать” блэк и данжн, не искать в них формальных различий, а понять, чем было вызвано это явление. Панк был бунтом против эпохи, когда английские пролетарии оказались выброшены за борт общества.

А против чего бунтовали молодые люди из благополучных семей, жившие в сытой соцдемократической Скандинавии? Против смерти большого мифа, большой истории, большой философии.

В этом смысле данжн и блэк суть едины. Их идеология — радикальное отрицание того, что больше не будет героического, упоительного, запредельно возвышенного. Они не принимают провозглашения конца истории, им не нужно общество всеобщего благоденствия. И тут мы обнаруживаем ту точку, где данжн все-таки отталкивается от блэка и уходит от него.

Блэк в отдельных своих проявлениях вошел в культуру, против которой выступал. Сейчас никого не удивит то, что клипы Burzum или Satyricon можно увидеть на мейнстримных музыкальных каналах, а Адам Дарицкий из Behemoth ведет вполне себе светский образ жизни. Для данжн-синта дорога в эфир закрыта, а его исполнители никогда не станут участниками шоу “Голос” и его аналогов.

Правда, данжн все-таки породил одну суперзвезду. Речь, конечно, о Мортиисе. Ступив на путь превращения в гоблина, он прошел его до конца. Он принял алхимическое превращение из человека в кикимору, записав в процессе несколько великих пластинок и случайно попав в кадр замечательного документального фильма “Путешествия по пещерам и пустыням”.

Но, судя по всему, в финале Мортиис обратился не в кикимору, а в существо из менее высокой культуры — в кельтского лепрекона. Отринув подземелья, он выполз на свет Божий, чтобы играть дурной танцевальный “индастриал”, не сумев при этом вернуть себе человеческий облик. Уверены, это стало для него невероятной личной катастрофой. Поэтому в последнее время он пытается вернуться к истокам и все чаще исполняет данжн во время живых выступлений.

История Мортииса важна для нас пониманием того, что в данжн-синте нет места личности, звездности и прочему содому. Данжн — это предел музыкальной аскезы.

Аскетично в нем все: образ жизни музыканта, узость его интересов и коммуникаций, инструментарий, которым дозволено пользоваться. Любой, кто пытался записать данжн на макбуке, сразу же понимал: это попросту невозможно. Гоблинская музыка создается только на самых дешевых синтезаторах с максимально скромным функционалом. Хоббиты боятся цифровых технологий, они приемлют только аналоговую технику.

Удачный пример данжн-жизни — американец Мэттью Дэвис. Он родился и вырос в Массачусетсе, в городке с населением две тысячи человек. Сама судьба забросила его в этот мир, определив точкой пребывания то, что можно назвать надземным подземельем. В этой пу́стыни Мэттью записал одни из лучших альбомов в истории данжна, которые вышли от имени проекта Secret Stairways. Не ища ни богатства, ни славы, музыкант благополучно оставил этот мир в возрасте 37 лет.

И еще один пример, но теперь уже из крайне неудачной данжн-жизни. В 2014 году проект Necrostupidity решил записать пародийный альбом под названием Dungeon Shit. Эта чудаковатая юмореска стоила ее создателю немалого количества поседевших волос. К счастью, все остались живы. Но с тонкими материями заигрывать — плохая затея.

Три эти данжн-истории заставляют нас вспомнить о том, с чего мы начинали. Является ли данжн-синт апроприацией культуры якобы вымышленных существ? И да, и нет.

1) Мортиис изначально не хотел апроприировать гоблинскую культуру, он просто подавал через музыку сигнал: “Я гоблин”. В итоге его “гоблинский” образ стал такой же частью “человеческого” мейнстрима, как дреды Децла ака Ле Трюк.

2) Дэвис не апроприировал гоблинскую культуру, а родился таким. В итоге покончил с собой, оставив после себя артефакты подлинного пребывания в данжне.

3) Проект Necrostupidity совершил апроприацию гоблинской культуры через ее травестию.

Как видим, все зависит от того, насколько мы считаем себя гоблинами. Каждый из нас есть “сказочное” существо. Для этого достаточно посмотреть на себя в зеркало, когда бреешься утром, или случайно, ненароком полюбоваться собой. Волшебный гоблин сидит в каждом из нас, надо только его разглядеть. 

Но снова всплывает не дающая покоя сентенция: “Дрэг — это гендерный блэкфейс”. Ей вторит: “А данжн — это экзистенциальный гоблинфейс”.

Георгий Милляр становится протоданжн-дрэг-квин, нанося решительный сталинский удар по обеим фразам. Он, будучи молодым мужчиной, играл Бабу-Ягу, существо предельно старое, мизогинное и гоблинское. И, пожалуй, это прекрасно, восхитительно, запредельно и посконно. 

Так давайте же быть теми, кто мы есть: троллями, эльфами, “людьми”, хоббитами, гномами. Будем верить в себя. А то мы и в Бога верить перестанем.

READ. WATCH. FUCK OFF.

👉👌

умеем отправлять интересные дайджесты на почту раз в неделю

введите чей-нибудь мэйл

Сайт использует IP адреса, cookie и данные геолокации Пользователей сайта, условия использования содержатся в Политике по защите персональных данных.

© 2018 This Is Media

Издание «ThisIsMedia» зарегистрировано Федеральной службой по надзору в сфере связи, информационных технологий и массовых коммуникаций ( Роскомнадзор ) 20.07.2017 за номером ЭЛ №ФС77-70378
Учредитель: ООО "ОрденФеликса", Главный редактор: Суслопаров С. А.

Для лиц старше 18 лет