article-img
CULTURE  
09/07

Экскурсия в мир кэмпа: Красовский, Майло и другие мрази

Антон Котенев — о том, как геям разрешили быть плохими

Share
55

На телеэкранах гремит сериал “Поза”. Тысячи феминисток, квиров и просто активных половиков рукоплещут похождениям негритянских и латиноамериканских трансвеститов с их безумными дэнс-баттлами и шуточными конкурсами красоты. “Поза” — это сериал о наиболее маргинальном сегменте нью-йоркской гей-культуры второй половины восьмидесятых, об эстетике небелых гомосексуалов из рабочего класса. Сюжета или особенно крутых диалогов нет. Ну а какой сюжет может быть в фильме о трансгендерах? “Она хочет отрезать член, он против, потому что это — ее изюминка”. Так что “Поза” в большей степени образовательный фильм — экскурсия в мир кэмпа. Трамп, Рейган, наркотики, переодевашки, потребление напоказ и очень скоро все умрут от СПИДа — короче, ничем не отличается от какого-нибудь “Монстра вечеринок”, “Жидкого неба” и других “детей со станции Зоо”.

И все же в сериале есть интересный мотив: противостояние угнетенных, гендерно-неконформных небелых квиров и привилегированных геев из среднего класса. Так, главная героиня по имени Бланка методично бьется за право сидеть в престижном гей-баре для молодых белых мужчин до 35 лет. Посетители требуют вышвырнуть темнокожего мужчину, переодетого в женщину, бармены, охранники да и весь персонал кричат: “Тебе здесь не рады! Твое присутствие нежелательно! Мы не устраиваем костюмированных вечеринок, убирайся прочь!” В конце концов работники даже вызывают полицию, и кроссдрессера под одобрительное улюлюканье толпы уводят в наручниках. Но Бланка все равно продолжает бороться за свое право выпить пару лонг-айлендов в местечке для красивых людей.

image


Русские мужчины по привычке воспринимают “Позу” как фильм о геях, как бы не замечая, что фронт давно сместился и в сериале речь скорее идет о квадросексуаулах, мерцающих индивидах, квирах, гендерно-неконформных людях и прочем интерсекциональном феминизме. При этом обычные, бытовые, консервативные геи без затей оказываются уже самыми настоящими адептами нормы, органичной частью того общества, которое угнетенным группам кажется ужасным.

Точно так же и русские консерваторы на полном серьезе продолжают считать гомосексуальность частью прогрессивной повестки. Для них равноправие — это “что-то либеральное”. Между тем на Западе подобные вещи давно не составляют предмета политической дискуссии. Здесь нет какого-то острого и болезненного вопроса, а есть общее место, скучная очевидность, разделяемая всеми политическими силами. Даже Андерс Брейвик ничего не имеет против геев, что уж говорить о Трампе, сторонниках Brexit или европейских правых партиях. Там, где русское мышление ухватывает манящее, интригующее и немного стыдное вопрошание, укорененное в противостоянии Востока и Запада, России и мира, Сирии и Украины, Прибалтики и НАТО, — обычное мышление не фиксирует ничего, кроме “Надо мыть руки перед едой”. Пусть западные соратники смотрят на это с недоумением, русские не из тех, кто приветливо распахивает окно Овертона.

Пусть со стороны это выглядит как тумба-юмба, но мы-то с вами знаем, что сначала перестаешь вырезать женщинам клиторы, а потом педерасты ломятся в наши школы и детские сады.

Во всем мире геи стремительно утрачивают статус угнетенных, слабейших, униженных — несчастнейших из людей. Теперь они такие же ублюдки, как и остальные. Майло Яннопулос, худший из людей, злой и жестокий забияка, оскорбляющий слабых на своих страничках в Twitter и других социальных сетях, — открытый гей. Да половина правых политиков — открытые геи. Это не смущает ни консерваторов, ни прогрессистов. Причина элементарна: геи теперь не угнетенные, геи теперь нормальные и они действительно никого не волнуют. Ну, кроме русских мыслителей.

Так всегда бывает. Привилегиями людей наделяют постепенно. Сначала — максимально ассимилированных образованных буржуазных инородцев, стремящихся стать европейцами, потом — голодную молодежь, потом — неквалифицированных рабочих, потом — беженцев, потом — агрессивных молодых мужчин, разрушающих городскую культуру, атакующих наших девочек. Сначала человеком считался только белый мужчина-воин, разбойник, аристократ. Позже добавились и остальные группы населения.Так будет и с LGBTQ.

Но не так, как они хотят — с тотальным рассасыванием, истреблением микровласти, расползанием антагонизмов и полнейшей фрагментацией всего. Нет, просто всех постепенно, в порядке очереди запишут в белые цисгендерные самцы.

В России, кстати, что-то подобное уже началось. Какой-нибудь Красовский в этом смысле неизмеримо интереснее “всех каминаутов Москвы” из журнала “Афиша” за 2013 год. Тогда было много разговоров о том, что художники, стартаперы и креативные продюсеры не нужны. “А вот подайте нам тракториста!” — взывала общественность. Но, вообще-то говоря, либеральные медиа запросто вылизывают трактористов до такого состояния, что их нельзя отличить от Рената Давлетгильдеева. Канал “Настоящее время” посмотрите — там половина передач о “простых людях”. А вот Красовский действительно очень плохой человек — циничный, лживый, грубый, работает на власть и не считает это зазорным. Не разделяет коллективной интеллигентской чувственности. Сердечко у него не вздрагивает. Варвара Турова считает его даже хуже Собянина. То есть — страшный, черный слизняк. А если по-простому — убийца. Убийца души.

И это несмотря на гомосексуальность и ВИЧ-инфекцию! Это в стране, где нормальные 29-летние мальчики на голубом глазу говорят “А что? С ВИЧ живут 15 лет”, где настоящий кумир интеллигенции срывает аплодисменты прохладными историями о “вичевых”. Казалось бы, в самой телесности Красовского больше политики, чем в его так называемых политических высказываниях. В стране зашквара и петухов либералам стоило бы цепляться за него, пусть бы даже он стал доверенным лицом Владимира Путина или записался в ополчение ДНР. Но этого не происходит.

За время сверхкороткой кампании Красовского мы отчетливо увидели, что гомосексуальность в качестве политического вызова существенно уступает вопросам плитки, парковок и честных выборов. Красовский не воспринимается как угнетенный, он опознается как ублюдок и в целом нормальный человек.

Короче говоря, эту колонку я бы завершил такими словами. Я не гомофоб. У меня у самого есть друзья-геи. Но я против пропаганды. Я считаю, что не надо выпячивать. Раньше я думал, что все геи переодеваются в женские платья и вставляют в задницу павлинье перо. Но потом я узнал, что есть геи, а есть пидарасы. Так вот я — за геев. За нормальных ребят. Я против гей-парадов. Я считаю, что этими своими делами надо заниматься в спальне. Мне все равно, что вы там делаете у себя в постели. Но я против того, чтобы того-этого — павлинье перо. Я считаю, что когда мужик пришивает себе что-то или отрезает — это ненормально. Это уже психическое заболевание. Что там у кого в спальне — это меня не интересует. Но мужик в платье — это буэээ. Один раз увидел — чуть не проблевался. Если бы моему сыну кто попробовал… Ох, ну тут уж промолчу. Но я не гомофоб, у меня есть друзья-геи, которые не выпячивают. И вы не выпячивайте тоже. А то можно проблеваться.

Насчет диалогов в “Позе” я, кстати, соврал. Там некоторые хочется выучить наизусть и использовать вместо знаменитой тирады Андрея Гаврилова “Ублюдок, мать твою!”:

— Ты — не моего уровня. Ты девочка на подпевках, не более. Посмотри на себя и на меня. Я могу пройти по Пятой авеню, и блики солнца будут отскакивать от моих скул! Я могу сидеть у Бергдорфа как белая, пока ты прячешься в тени. Не по зубам тебе это все, кобыла!

READ. WATCH. FUCK OFF.

👉👌

умеем отправлять интересные дайджесты на почту раз в неделю

введите чей-нибудь мэйл

Сайт использует IP адреса, cookie и данные геолокации Пользователей сайта, условия использования содержатся в Политике по защите персональных данных.

© 2018 This Is Media

Издание «ThisIsMedia» зарегистрировано Федеральной службой по надзору в сфере связи, информационных технологий и массовых коммуникаций ( Роскомнадзор ) 20.07.2017 за номером ЭЛ №ФС77-70378
Учредитель: ООО "ОрденФеликса", Главный редактор: Суслопаров С. А.

Для лиц старше 18 лет