article-img
CULTURE  
01/08

Черное российское зеркало

Александр Сорге — о пропасти между условным аналоговым поколением и еще более условным цифровым

Share
5

С наступлением августа в России подошел к концу очередной телесезон. Вот знаете, смотреть российское ТВ — все равно что ширяться хмурым: вроде ждешь чего-то радостного и веселого, а в итоге корчишься в судорогах, лежа в луже собственной блевотины. А еще дядя майор сказал, что если я буду писать такие вещи, то непременно попаду в цугундер, поэтому помните, дети: наркотики — такое же зло, как и видеоигры, и по вене никого и ничего пускать не надо. Однако в этом синеватом мерцании телеэкрана есть что-то пугающе-завораживающее. Глядя в это кривое зеркало, порой удивляешься — но не лжи, которой и в интернете сейчас не меньше, а пропасти. Пропасти между условным аналоговым поколением и еще более условным цифровым. И изумление больше вызывает то, как служители ящика роют эту пропасть все глубже, делая из нее окоп, из которого можно атаковать все чуждое и непривычное аналоговому поколению: соцсети, мемасы или, например, видеоигры.

В этот раз ложкой зелья в бочке российской действительности стал относительно свежий многосерийный фильм “Sпарта”. Сериал начинается с традиционной русской забавы: лепки из хлебного мякиша, сидя на бутылке. Сюжет же крутится вокруг следака, который пытается выяснить, почему лучшая в мире учительница лучшего в мире класса решила выйти в окно и зайти нормально. При этом школьники-переростки денно и нощно тащат потные катки в “Sпарте” — новой VR-игре, где, в общем-то, все по классике: разврат и насилие. Целей, как и смысла, в игре нет: это просто какая-то абстрактная мешанина из убийств, торговли телом и, конечно же, симулятора суицидов. Эдакий коктейль, от которого у бабки, смотрящей этот сериал, редкие волосы на ее седой голове встанут дыбом. Естественно, игрушка тут показывается абсолютным злом — как, например, наркотики, Госдеп США или пицца с ананасами, — которое, стоит ему только добраться до черепушки малолетнего отрока, тут же испоганит его невинную душеньку.

Ох уж эти видеоигры. Послушать некоторых, так создастся впечатление, что они виноваты чуть ли не во всех мировых бедах. Веган, примерный семьянин и такой себе художник, видать, слишком много в “плойку” играл, оттого и выкосил пол-Европы. А у каждого офицера с “мертвой” головой на фуражке, помимо парабеллума, еще и чехол с Nintendo на поясе висел. Кстати, в сериале этих ребят тоже любят упоминать, даже как-то слишком часто. Собственно, меня всегда поражала убежденность различных борцунов с киберразвлечениями в том, что поведение твоего персонажа в видеоигре — это точная симуляция твоих действий в реальности. А некоторое родители искренне веруют, что жестокая игра станет руководством к действию для кровиночки, видимо, считая своего ребенка то ли отсталым, то ли неадекватным.  Я понимаю, если бы это утверждение высказала такая бездетная мразь, как я, но, граждане, к своим-то детям уважение имейте!

image


Я вот в детстве очень любил GTA: Vice City. Кто помнит эту игрушку, помнит и гольф-клуб, на входе в который отбирали все оружие. И вот я заходил в этот гольф-клуб, брал клюшку и начинал, аки Раскольников, остервенело лупить стариков и старух в коротких шортах (почему-то там были только такие NPC) и давить их гольф-каром. Не то чтобы мне это нравилось, но за час такой работы клюшкой можно было нехило поднять бабла, да и копы до тебя там добраться не могли. Однако, несмотря на все это, никакой маньяк-социопат из меня не вырос, максимум — посредственный писака, но это навряд ли связано с игрой. И из моих друзей, которые часами гоняли в GTA,  — тоже. Более того, я не знаю ни одного убийства, которое произошло из-за видеоигры (о “Колумбайне” мы поговорим позже): в 2015 году Американская психологическая ассоциация проанализировала более 100 исследований (с 2005-го по 2013 год), посвященных видеоиграм и преступности, и не нашла никакой статистически значимой взаимосвязи.

“Ученые исследуют агрессивные игры уже более 20 лет, но до сих пор мы не располагаем достаточными данными, чтобы связывать их с насильственными преступлениями. Они являются одним из факторов риска, и только” (глава научной группы Марк Аппельбаум)

Зато я знаю статистику пьяных поножовщин, и что 70% убийств в России совершаются под градусом (по словам Якова Гилинского, профессора РГПУ им. А.И. Герцена, а также завкафедрой уголовного права и председателя Верховного суда Вячеслава Лебедева). И что-то мне подсказывает, что алкоголь является гораздо более опасным фактором риска, чем горстка пикселей на экране. 

Но да ладно, вернемся к нашим баранам. Герои сериала, которые придаются утехам в виртуальной реальности, — это школьники, которым на вид лет по тридцать пять, прямо как в мемасе со Стивом Бушеми. Из-за этого все действо напоминает дешевый театр кабуки, где вместо персонажа — только его гротескная маска. Подростки шаблонны, их характер можно описать одной фразой. Что, в общем-то, нам и показывают в первой серии, когда следак, допрашивая класс, помечает в своем блокнотике напротив фамилий школьников: эта вот шалава, этот — спортсмен. И вроде бы какая разница? Однако такое халтурное отображение и видеоигры, и тинейджеров прекрасно передает тот образ, который закрепился в подкорке у многих представителей старшего поколения. Большинство искренне уверенно, что знает проблемы миллениалов (ведь о них рассказывали по телевизору, ага), при этом этому же самому большинству совершенно плевать, что из себя на самом деле представляют видеоигры и каковы истинные причины этих проблем. А мнение молокососов — да кому оно интересно? И так все понятно. Ведь у нас есть поганая молодежь, которая ни пороху не нюхамши, ни дерьма не хлебамши, у которой и мозгов-то и нет (но которой уже можно давать в руки винтовку и слать штурмовать окопы), и мудрые патриархи, которым с высоты лет все виднее.

Поэтому, когда школьник идет на митинг “политического проходимца”, — это дурь в голове и промывка мозгов, а когда пролетарий в пятый раз голосует за луноликого царя — это признак трезвости и адекватности мышления. И ладно бы это был просто тургеневский конфликт старых и новых ценностей, ведь конфликт — это все же диалог. А у нас этого диалога не то что нет — его даже наладить не пытаются. И если Кирилл Бледный или тем более какая-то там Монеточка (которой грош цена — ведь она ни с Лещенко на одной сцене не стояла, ни “Золотой граммофон” в руках не держала) отказываются петь на фоне танков, им вслед летят фразы навроде “да у нас очередь из таких, как вы” или “когда портки камуфляжные снимете?”. Но, когда отсутствие диалога приводит к реальным трагедиям — пострелушкам псковских подростков по полицейским буханкам или к тому, что страна становится лидером в Европе по количеству подростковых суицидов (данные ВОЗ), — все за голову начинают хвататься. Охают и ахают: да как же так? Наверное, это все видеоигры.

Касаться реальных проблем неприятно. А иногда и просто страшно. Гораздо проще лепить какую-нибудь невнятную отговорку, особенно если эта отговорка поистине универсальна и может оправдать тупость, лень или некомпетентность. Высокая смертность на дорогах? Наиграются в свои гонки, а потом за руль садятся. Стрельба в общественном месте? Ну так это шутеры все! Эпидемия СПИДа, умалишенный добрался до ствола и выкосил полшколы? Так это не изъяны медицинской системы, просто насмотрятся в свои компуктеры, а потом не могут контролировать себя. Да, школьники, устроившие стрельбу в “Колумбайне”, действительно играли в Doom. Точно так же, как и миллионы их сверстников. И если произойдет очередная трагедия, можете смело обвинить во всем видеоигры. Вы не прогадаете просто потому, что видеоигры для подростка — это как первородный грех, в них сегодня играет каждый.

image


Из видеоигр создают какого-то зловещего демона, но демона, с которым не нужно бороться: достаточно просто держать его на коротком поводке, обвинять во всех бедах и запугивать им не очень смышленых граждан. И ладно бы субкультура геймеров была бы каким-то реальным контркультурным феноменом, как движуха панков или хиппарей. Однако киберспорт даже в России давно признан официальным видом спорта, а призовой фонд турнира по Dota 2 — The International — перевалил за 20 миллионов долларов. Да и игровые издательства больше славятся своей политкорректностью, нежели идейностью: EA вот признана одной из лучших компаний для геев, а в играх от BioWare можно заняться “калибровкой орудий” с однополым персонажем. С точки зрения академического искусства, большинство видеоигр — самый что ни на есть кусок мейнстримного дерьма. С точки зрения адекватного человека — идеальный развлекательный продукт с добротным сюжетом, интересной механикой и красивой картинкой. Не более.

Судьбы всех героев-sпартанцев заканчиваются одинаково предсказуемо: кто-то спился, кто-то сторчался, кто-то торгует телом. Хорошо кончает только изгой-комсомолец, который не в игру играл, а книжки читал и стал чекистом: жизнь красива, когда в кармане ксива, ежжи. Вот до чего доводят злосчастные игры. Детишки-то все правильные были сначала: один в баскетбол за империалистическую команду играть хотел, другой — врачом стать, прямо как отец. Но вот “воздух свободы защекотал жопу”, и все понеслось в тартарары: учителю физкультуры чуть в задницу свисток не запихали, а любимого классного руководителя до суицида довели. Детей сравнивают даже не с животными, а с фашистами. У нас в стране школы-то все идеальные, прямо как в сериале. Стены белые, ровные. Учителя в красивых кителях. Проблема-то только в детях. И свобода – это плохо на самом-то деле. Вон что она с неокрепшими умами творит. Детям стальная рука в ежовой рукавице нужна, учитель и отец, который с телеэкрана расскажет, что такое хорошо, а что такое плохо. Да и не только детям. А интернет, мессенджеры ваши бесовкие — это все от шайтана. Только вот закончить хотелось бы словами одного из героев сериала: “Разве вы не понимаете, как человек меняется, когда начинает обладать безграничной властью над другими людьми?”

Пиу-пиу

RAMPAGE!!!

умеем отправлять интересные дайджесты на почту раз в неделю

введите чей-нибудь мэйл

Сайт использует IP адреса, cookie и данные геолокации Пользователей сайта, условия использования содержатся в Политике по защите персональных данных.

© 2018 This Is Media

Издание «ThisIsMedia» зарегистрировано Федеральной службой по надзору в сфере связи, информационных технологий и массовых коммуникаций ( Роскомнадзор ) 20.07.2017 за номером ЭЛ №ФС77-70378
Учредитель: ООО "ОрденФеликса", Главный редактор: Суслопаров С. А.

Для лиц старше 18 лет