article-img
CULTURE  
02/04

Аутопсия сергея мавроди

Чем пахнет труп Мавроди? Евгений Дегтярев мучился этим вопросом неделю

Евгений Дегтярев
02 апреля 2018
505

Чем пахнет труп? Трупом, скажет патологоанатом, шлепнув по запястью резинкой накрахмаленной медицинской перчатки. Патологоанатомы — ребята прожженные, их работа — нюхать такое, что обычным смертным лучше даже не представлять, чтобы жизнь не пошла под откос. Патологоанатомам шлю свой плотный респект, но мрачный хардкор будней, проведенных под ледяным светом операционных светильников, неизбежно лишает эту разновидность эскулапов романтического настроя, без которого, как ни крути, бывает тяжко. Без романтики все в жизни становится слишком просто: вот был человек, ел, спал, испражнялся и трахался иногда, а потом вдруг прыгнул с копыт, теперь от него остался всего лишь вонючий труп на металлическом столике. А где душа? Где космос? Где метафизика? Если их нет, остается только спиваться и торчать.



Труп пахнет сладковатой гнилью мяса, от которой хочется блевать, скажет обыватель, которому посчастливилось “узреть” труп. Садитесь, товарищ обыватель, взять с вас, как обычно, нечего. Могли бы хотя бы на минутку выключить свое мелкое мещанство и включить фантазию, а вы опять тут со своим мясом. Что за гастрономические перверсии? Не дает ровно дышать тяжкий санкционный гнет? Противно даже слушать. Как можно спокойно идти в стейкхаус и заказывать там рибай средней прожарки, если его запах для вас неотличим от запаха мертвого человека? Ведь человек — не стейк, он жил и умер не для того, чтобы стать предметом пошлых кулинарных сравнений. Кто-то, быть может, и был бы не против такого расклада, но вот Мавроди — тот точно не из этой обоймы.



Нужно не мощное обоняние, а зоркий третий глаз, чтобы понять, что каждый труп пахнет исключительно, пахнет по-своему. Он пахнет сущностью человека, которому когда-то принадлежало ныне и навеки обездвиженное тело.

Труп плотника пахнет свежими опилками, труп старшего мастера колбасного цеха — коньячным сырокопченым сервелатом, труп дворника — опавшей листвой, проститутки — клубничными гондонами, станционного смотрителя — креозотом, театрального актера — нафталином, модельера — тщеславием, видеоблогера — рекламными прероллами, журналиста — перегаром, банщика — березовыми вениками, ученого — снобизмом, рейвера — почтовыми марками, ну а труп Мавроди должен бы пахнуть шершавыми баксами, которые он грамотно состриг с доверчивого лошья, но почему-то пахнет совсем иначе.

Он не пахнет южноафриканским рандом, китайским юанем и мыльным биткойном, не пахнет ваучерами, египетскими пирамидами и Леней Голубковым, не пахнет бизнесом, печатными станками и приватизацией, не пахнет сарказмом, иронией и ненавистью, но запах все-таки знаком. Это запах детского гематогена, лимонада “Байкал” и крымского лета, запах березовой лесополосы, речной заводи и железного подстаканника, запах лагерей, круглосуточных пивных и сигарет “Петр I”, запах беспринципных рэкетиров, безалаберных чиновников и неграмотных старух, запах самонадеянности, лености и одиночества. Это запах Родины. Труп Мавроди пропитан ею.



Теперь с ним можно делать все, на что у идиотов хватит фантазии. Можно скромно прикопать его за счет государства в номерной могилке. Можно захоронить его в музее в форме пирамиды и водить экскурсии для тех, кто хотел бы знать, как на самом деле жил отец нового русского бизнеса. Можно с помпой похоронить его на Троекуровском кладбище, и тогда он будет покоиться среди лучших трупов страны, чтобы наследники лучших трупов страны могли показывать своим наследникам могилу русского Люцифера. Можно отправить труп Мавроди в чертов космос и развеять его прах в верхних слоях стратосферы, дав возможность каким-то ушлым гробовщикам нехило пропиарить свою контору. Можно кремировать трикстера, смешать его прах с целлюлозой и напечатать 712 памятных купюр, по числу миллионов, которые Мавроди задолжал обманутым вкладчикам МММ. А еще можно выпотрошить его, набить чучело и использовать в качестве реквизита для фильмов. 


В общем, делайте что угодно, но запах этого трупа вам никак не приглушить и не вывести. Ни формальдегидом, ни “Юпи”, ни эпоксидкой. Он был здесь тысячи лет до, есть сейчас и будет тысячи лет после, потому что он и есть Россия — несбыточные мечты о всеобщем счастье, шальное бабло и тихая одинокая смерть на захарканной автобусной остановке, затерянной в грязных сугробах.

ПираМММида

🗻

умеем отправлять интересные дайджесты на почту раз в неделю

введите чей-нибудь мэйл

Сайт использует IP адреса, cookie и данные геолокации Пользователей сайта, условия использования содержатся в Политике по защите персональных данных.

© 2018 This Is Media

Издание «ThisIsMedia» зарегистрировано Федеральной службой по надзору в сфере связи, информационных технологий и массовых коммуникаций ( Роскомнадзор ) 20.07.2017 за номером ЭЛ №ФС77-70378
Учредитель: ООО "ОрденФеликса", Главный редактор: Суслопаров С. А.

Для лиц старше 18 лет