article-img
CULTURE  
25/05

Столкновение элит: на кого правила не распространяются

2K

Если следить за историей Кирилла Серебренникова и “Гоголь-центра” по заголовкам новостей, то складывается впечатление, будто жестокий городовой грязными сапогами вышиб бедного художника из его “хижины”. Или же “плохие” полицейские схватили революционного борца — такого Бертольда Брехта, Альберто Моравиу или Эрвина Пискаторе — и пытают его из-за политической позиции.

К “Гоголь-центру” уже приезжают люди, деятели культуры уже пишут письма, в определенных кругах царит возмущение. Общий слоган — “Наш Кирилл не мог!”, ведь “мы много лет знаем Кирилла, он очень хороший, никаких проблем в “Гоголь-центре” не было и быть не могло. Уберите от нашего Кирилла свои вонючие полицейские руки”.


Тот факт, что Кирилл Серебренников — пока не обвиняемый, а только свидетель, не принимается во внимание. Просто его нельзя беспокоить. Это другой — лучший человек. Так сказали Евгений Миронов, Марк Захаров, Михаил Барышников, Владимир Мирзоев, Борис Акунин, Лия Ахеджакова, Ксения Ларина, Людмила Улицкая и прочие представители культуры. Им можно и нужно верить. Они выше каких-то презренных денег. Подумаешь, 200 миллионов рублей, да тьфу на вас.


Штука в том, что Кирилл Серебренников — не нищий одинокий беззащитный художник и не революционный борец. Он прекрасно сотрудничал с московскими властями, которые без объявления конкурса назначили его худруком будущего “Гоголь-центра”. Он брал деньги у Министерства культуры. Он вообще, судя по всему, неплохо себя чувствовал — не Михалков, конечно, но и не Всеволод Емелин.

При этом Серебренников умудрялся произносить все необходимые для пребывания в среде современной российской богемы фразы о “неизбывном русском рабстве”, невежестве и мракобесии России, “стране — нищем гопнике” и т.п. Нормальная для современной России история: чем больше произносишь подобных заклинаний, тем надежнее твое место в “тусовочке” и тем вернее идут государственные деньги.

Серебренников — заметная фигура в художественном истеблишменте, такая же часть элиты современной России, как и любой депутат Госдумы или федеральный министр. Только депутаты и министры — часть политической элиты, а Серебренников — культурной. Одни работают с выборами и законами, другие — с нравами, идеологией и эстетикой. Влияния и власти хватает у всех, просто у каждой из групп они разные.

image


Поэтому разворачивающийся конфликт — не между бедными беззащитными художниками и властью, а между ветвями власти современной России. Это не “бедного режиссера репрессируют”, это “сотрудник ФСКН подкинул наркотики гаишнику, остановившему его за превышение скорости”. Силовой аппарат принуждения столкнулся с аппаратом идеологической гегемонии — и ответная реакция тут же последовала.

Обратите внимание: сразу же выяснилось, что художника трогать нельзя просто потому, что он — художник. И не какой-то там, а правильный, наш, вписанный во все нужные “тусовочки”. Приличный человек, одним словом. Лучших людей обыскивать и вызывать на допрос нельзя. Губернатора можно, депутата какого-нибудь, даже федерального министра можно, не говоря уже о простых смертных. Но модного режиссера не тронь. Модного писателя не тронь. Неприкосновенные фигуры все-таки есть. А потом те же самые люди упрекают в том же самом чиновников, которые, дескать, считают себя лучшими людьми, защищенными от государственного гнева. Чем отличаются эти позиции, понять очень трудно. Мне кажется — ничем.

Наша художественная элита не менее эгоистична, лицемерна и коррумпирована, чем элита политическая. И те и другие считают себя лучшими людьми, на которых правила не должны распространяться. Только вот многочисленные коррупционные дела последнего времени показывают, что за чиновниками уже стали приходить. Теперь дошла очередь и до деятелей искусства.

Политологи гадают: как дошла? Почему? Кто кому посылает сигнал? Но я считаю, что секрета нет, как нет и сигнала. Просто в стране стало меньше денег, и там, где раньше закрывали глаза на прилипающие к чьим-то рукам бюджетные средства, перестали это делать. Более того, похоже, процесс только начинается, и затронет он все элитные группы. Иначе говоря, посадки будут.

image



И художественная элита этого очень боится:с госденьгами работали многие, проблемы с первичной бухгалтерией начнутся у каждого второго. А поскольку художественная элита в нынешней России не только коррумпирована, но и предельно труслива, собственные опасения она превентивно конвертирует в информационный шум о “нашем Кирилле, который не мог”.

И вот что еще интересно: как измерить степень богемности, после которой кражу 200 миллионов можно простить?


умеем отправлять интересные дайджесты на почту раз в неделю

введите чей-нибудь мэйл

Сайт использует IP адреса, cookie и данные геолокации Пользователей сайта, условия использования содержатся в Политике по защите персональных данных.

© 2018 This Is Media

Издание «ThisIsMedia» зарегистрировано Федеральной службой по надзору в сфере связи, информационных технологий и массовых коммуникаций ( Роскомнадзор ) 20.07.2017 за номером ЭЛ №ФС77-70378
Учредитель: ООО "ОрденФеликса", Главный редактор: Суслопаров С. А.

Для лиц старше 18 лет