article-img
CULTURE  
25/12

2017-й — год революции в русской музыке

Мы — свидетели настоящей культурной революции, которая породила десятки новых интереснейших артистов. Не было ничего — и вдруг джекпот. Итак, краткая история последних 18 лет русской музыки

Share

Недавно Антон Долин в Facebook попросил посоветовать ему хорошую музыку.

Но уточнил: “Все, что угодно, кроме электронной русской музыки и рэпа”.

Это иронично, но 2017 год прошел под звуки электронной русской музыки и рэпа. Никогда еще страна так не интересовалась нашими исполнителями, поющими на родном языке. Мы — свидетели настоящей культурной революции, которая породила десятки новых интереснейших артистов. Не было ничего — и вдруг джекпот: “АИГЕЛ”, “Мальбэк”, “Мы”, ATL, Хаски, Скриптонит, Федук, “Пошлая Молли”, Фейс, Элджей, Луна, “Грибы”, ЛСП, “Хлеб”, T-Fest, Гнойный.

В России появилась настоящая музыкальная индустрия. Закончились времена, когда любой человек, талантливее Анны Седоковой, становился суперзвездой. Земфира — отличная певица, но она была заметна только потому, что в 1999 году вокруг нее было пусто. Сегодня у теленачальников есть шанс показать людям нормальное шоу в новогоднюю ночь. Посмотрим, как они им воспользуются.

Откуда появились новые имена? 

До 1999 года в России в индустрии не было качественной музыки. Были редкие артисты, которые выпускали хорошие песни на фоне всеобщего ада. 90-е в русской музыке прошли под слоганом “Кто во что горазд” — поющие любовницы, трясущие стариной рокеры, упоротые диджеи и гомосексуалисты в боа. Шапито. Не было ничего, что мог бы слушать обычный человек, считая это современным и нестыдным.

Поэтому люди с нормальным вкусом тогда слушали западную музыку.

Качественная русская музыка появилась с “Нашим радио” — в 1999 году. Задача у его создателей была простая — собрать всех русскоязычных людей, которые предпочитают клубной долбежке стихи под гитару. Мне кажется, когда Михаил Козырев делал радиостанцию, многие крутили пальцем у виска: “Миш, ты чего? Кого там ставить?”

Козырев собрал с миру по нитке. Он придумал критерии отбора. Позже они стали форматом.

  1. Европейское звучание.
  2. Песни на русском языке.
  3. Название группы на русском языке.

Сейчас эти правила звучат адекватно, но для времен, когда все пытались быть прозападными, они были инновационными. “Наше радио” пыталось перенести брит-поп на русскую почву, именно поэтому на первом этапе там не крутили группы “Король и Шут” и “Сектор Газа”. Слишком колхозно. Вот “Смысловые галлюцинации” — совсем другое дело.

Со временем этот формат превратился в обязаловку для музыкантов. Люди начинали сочинять музыку, “чтобы Козыреву понравилось”. И, естественно, из этого не вышло ничего хорошего.

Характерный пример козыревщины

В момент ухода Михаила Козырева с “Нашего радио” станция уже была похожа на стиральную машину, которая крутила ограниченное число песен Цоя, БГ и Майка Науменко. Фейсконтроль был как в самом пафосном клубе: никто не проскочит. Доходило до абсурда — певицу Ольгу Арефьеву пригласили, чтобы она поставила свои любимые песни.

Она честно их выбрала, выслала редакторам, но они все забраковали. В ответ был выдан список песен, которые и так звучат в эфире. Опять Цой и БГ. “Какой в этом смысл?” — спросила Арефьева. — “Извините, у нас формат”.

Со временем из-за таких инцидентов русский рок превратился в синоним отстоя. Его слушали люди, которые застряли во времени и не хотели ничего нового. Они много рассуждали про русскую душу и про то, что “в музыке главное — тексты”, но никаких текстов, кроме сочиненных Башлачевым, не было. “Наше радио” стало ассоциироваться с люмпенами, которые обожают пиво и месят грязь на фестивале “Нашествие”. Год за годом одно и то же.

И тут появились хипстеры. 

Я считаю, что хипстеры стали ответом на патриотический угар русского рока. Эти люди были абсолютно прозападными. Они следили за зарубежной модой, пользовались самыми современными гаджетами и слушали музыку почти всегда на английском языке. Огромное число русских музыкантов стали копировать западный инди-рок, чтобы превратить родной Саратов в Саутгемптон. Пусть за окном — грязь, зато в наушниках — красота.

Характерный пример

Песни на английском — это позиция. Хипстеры как бы говорят: “Идите в жопу со своей водкой, баней и матрешкой. Мы не хотим быть такими же, как вы. Да, мы родились посреди покосившихся изб, но страна нашей мечты — Англия, с ее узкими джинсами, ночными клубами и туманом над Темзой”. И это можно понять.

Итак, что мы имеем? Сначала — прозападные 90-е, потом — патриотичные нулевые с “Нашим радио” и снова — хипстеры-западники. Куда дальше?

Правильно, маятник должен качнуться в обратную сторону. В 2017 году произошел бум в русской музыке. “ВКонтакте” — это новое “Наше радио”, только теперь совсем наше, без главного редактора, который говорит, что слушать. Зайдите на страницу самых популярных треков, возьмите первую десятку. 8 из 10 песен — русские, спетые на русском языке. Еще год назад такого не было.

Если считать точкой отсчета 1999 год, то в 2017-м качественная русская музыка справила совершеннолетие. Она выросла и может теперь делать все, что хочет. Даже покупать водку в магазине.


Но я надеюсь, что она этого делать не будет, а просто взорвет несчастные телеканалы и радиостанции, где царят формат, формализм и убожество.


Дальше будет еще веселее.


С наступающим.

Еще больше историй про русскую музыку

на канале "Русский шаффл"

умеем отправлять интересные дайджесты на почту раз в неделю

введите чей-нибудь мэйл

Сайт использует IP адреса, cookie и данные геолокации Пользователей сайта, условия использования содержатся в Политике по защите персональных данных.

© 2018 This Is Media

Издание «ThisIsMedia» зарегистрировано Федеральной службой по надзору в сфере связи, информационных технологий и массовых коммуникаций ( Роскомнадзор ) 20.07.2017 за номером ЭЛ №ФС77-70378
Учредитель: ООО "ОрденФеликса", Главный редактор: Суслопаров С. А.

Для лиц старше 18 лет