article-img
CULTURE  
24/05

Kultur кampf

Никита Петров
24 мая 2017
10
image


В России — сыр, на Украине — книги 

Шутка ли, в сложившихся обстоятельствах чиновникам необходимо проверять по 500 книг ежедневно. С электронными книгами все просто: составил себе списочек антиукраинских лексем, морфем и идеологем, пробил по поисковику — и сразу понял, ввозить или разворачивать. Бумажные же нужно прямо по правде читать. А не только смотреть название, аннотацию и предисловие.
Вдруг на 467-й странице затаился мордорский имперский шовинизм? Вдруг на 825-й проскользнули украинофобские нотки? Зазевался, вот тебе - "Уркаина".

Вряд ли под антиукраинскими книгами власти понимали произведения Паустовского и Булгакова. Скорее всего, они держали в уме что-то в духе "Игорь Стрелков — ужас бандеровской хунты". Однако факт в том, что проходить разрешительную процедуру придется всем. Это долго, дорого и неинтересно. Тем более что на Украину и сейчас едет от силы 3-4% российской книжной продукции. 

image


На Украине продукция российских издательств до последнего времени занимала едва ли не 80% рынка. По идее, эмбарго — это стимул для отечественного производителя. Конечно, нельзя научиться плавать, не набрав воду в бассейн, но это совсем уж шоковая терапия. На Украине и так довольно слабенький издательский бизнес, а объемы книжного рынка за последние шесть лет уменьшились в семь раз, так что не исключено, что в ближайшее время ее гражданам просто нечего будет читать.

Ссориться с другими странами нормально. Культурные, медийные, торговые, гибридные войны — это уже давно повседневность, которую глупо отрицать. Но мы-то всегда можем поесть белорусских устриц, а вот смогут ли украинцы приобрести русскоязычные или украиноязычные книги в каких-то третьих странах? Книги — это же не сыр. Их пишут на национальных языках в конкретных странах, издают, переводят — довольно локальная штука, в общем.

Культурная диета по-украински

Нельзя сказать, что украинцев не расстраивает вся эта история. Конечно, Улицкая, Быков, Акунин несут некий первородный грех принадлежности к московской культурной матрице, к ордынскому цивилизационному проекту. Но они каются, просят прощения.

Да и писатели неплохие, можно почитать. Наверняка украинский рынок найдет способ знакомить тамошнюю интеллигенцию с новыми произведениями этих авторов. А вот свежего Пелевина им вряд ли будут давать, пусть он и коммерчески успешный.


Это очень важно, когда государство внимательно следит за культурной диетой граждан. В пене для ванны не должно быть метилового спирта, а в книге — деструктивных мемов.


Говорят, что пострадают в первую очередь нишевые, интеллектуальные, научные, гуманитарные и прочие издания тиражом до 100 экземпляров. Например, какой-нибудь русский исследователь опубликует интересную монографию об американской модернистской поэзии, а украинцы и не узнают. Но ясно ведь, что интересующиеся такими книгами, как правило, умеют читать по-английски. Да и просто умеют пользоваться интернет-магазином. Даже не "Амазоном", а обычным русским или украинским. Доставку ведь из России никто не запрещал.

А еще на Украине до сих пор сохранилась мощная традиция книжных развалов, где торгуют контрабандой и пиратскими изданиями. Слава об этих развалах идет по всему миру. Так, киевский рынок "Петровка" включен Министерством торговли США в список из 17 площадок, наносящих наибольший урон институту интеллектуальной собственности. Большая часть книжной контрабанды с поезда "Кишинев - Киев" оседает именно на этом рынке.

Наконец, многие российские издательства уже сейчас имеют филиалы на Украине. Их продукция не подпадает под действие нового закона. При желании они даже могут печатать что-то умеренно антиукраинское.

Запретить что-нибудь ненужное

В общем, Украина справится. Но все это очень трогательно. В эпоху компьютеров, интернета и P2P-сетей бороться за политически грамотное культурное потребление путем изъятия из оборота бумажных книг. В мире, где люди не способны выпустить из рук электронный гаджет ни в транспорте, ни в постели, охотиться за какими-то бумажными кирпичами, разложенными между открыток и канцтоваров.

Вот еще вещь — канцтовары! Тоже ведь больше никто не покупает. А когда-то было востребовано: "файлы" целлофановые, скоросшиватели, дыроколы. И серебристые флюоресцентные открытки с котиками. И на почетном месте, наверху, — ручка Parker за шесть тысяч рублей. И готовальня на красном бархате. И календарь с храмами. Это — книжный магазин. Когда там в последний раз были?

image


Конечно, кто-то может сказать, что массовая бумажная литература все-таки актуальна. Люди покупают "русских фантастов", детективы и книги о Сталине, обилием которых принято ужасаться у интеллигентов, по случайности оказавшихся не в "Циолковском", а в "Молодой гвардии", "Библио-глобусе" или "Москве". Может, и покупают. Но я никогда не видел, чтобы читали. 

Нет такой силы, которая заставит пассажира метро оторваться от игры или скроллинга ленты в Instagram и открыть бумажную книгу, пусть даже и о Игоре Стрелкове, ужасе бандеровской хунты.

умеем отправлять интересные дайджесты на почту раз в неделю

введите чей-нибудь мэйл

Сайт использует IP адреса, cookie и данные геолокации Пользователей сайта, условия использования содержатся в Политике по защите персональных данных.

© 2018 This Is Media

Издание «ThisIsMedia» зарегистрировано Федеральной службой по надзору в сфере связи, информационных технологий и массовых коммуникаций ( Роскомнадзор ) 20.07.2017 за номером ЭЛ №ФС77-70378
Учредитель: ООО "ОрденФеликса", Главный редактор: Суслопаров С. А.

Для лиц старше 18 лет