article-img
CULTURE  
07/06

Мемас и логос

3K



Приемная комиссия Гарварда отказала в зачислении сразу нескольким абитуриентам. Формальная причина —– неуверенность в честности, зрелости и других моральных качествах кандидатов. Реальная — слишком любят мемасы. Такая вот новость российской абитуре на заметку.


image


Произошло буквально следующее. Вчерашние школьники скучковались в группу для поступающих в Facebook. Разумеется, ни один хороший чатик не обходится без годных мемасов. Из участников группы быстро выделились те, кто гораздо больше других любит орнуть с какой-нибудь совсем уж адской дичи.

Они разумно отпочковались в отдельное закрытое сообщество, которое назвали сначала R-Rated, а потом — “Гарвардские мемы для похотливых буржуазных подростков”. Заметим, что к себе они принимали только тех, кто действительно знает толк в “годноте”. Например, тех, кто уважает мемы про мертвых мексиканцев или холокост.

Рассказы Дениса Драгунского американские школьники, мечтающие поступить в Гарвард, явно не читали. Иначе бы, конечно, знали, что все тайное становится явным. В их случае это произошло рано. И даже слишком рано. Еще даже не успели обмыть зачисление, а уже так крупно облажались. Ну, видимо, оно и к лучшему. Таким убогим ретардам в одном из самых престижных университетов мира делать точно нечего.

Поучительный случай, ничего не скажешь. Мы с вами стали свидетелями того, как американская система образования, которая вообще имеет свойство постоянно против чего-то восставать, на этот раз восстала против мемов — важнейшей части современной массовой культуры. Настолько важной, что вообще непонятно, что бы мы делали в интернете без мемов. О чем бы говорили с друзьями? Читали бы в интернете книги с серьезными лицами, а потом обсуждали бы их? I never asked for this. ©

Мемы ведь давно уже перестали быть просто смешными картинками в Сети. Сегодня их используют везде: в рекламе, PR, политической агитации, высокой моде и искусстве. Мемы так плотно интегрировались в нашу жизнь, что даже у стариков в “Одноклассниках” есть свои мемы и они шлют их друг другу по WhatsApp и Viber.

Даже высоколобая интеллигенция в Facebook делает первые робкие шаги в освоении нового средства коммуникации. Мы пока не ждем от нее чего-то по-настоящему серьезного, например понимания того, что все мемы со временем устаревают и превращаются в позорные баяны. Но надежда определенно есть. Еще вчера в Facebook постили только бородатые грузинские анекдоты, а сегодня уже довольно часто встречаются смешные котята и какие-то несложные мемы прошлогодней свежести.

image


Однако нужно понимать, что за океаном нет “ВК”, прогрессивная общественность вынуждена делить одну социальную сеть с какой-нибудь безнадежно отсталой профессурой Гарварда. Кроме того, все мы хорошо знаем, что такое цензура в Facebook и как она работает. Те мемы, которые там считаются жесткими и могут распространяться только через закрытые сообщества и чаты, у нас являются абсолютно проходными. В базарный день мем про повешенного мексиканца собрал бы в каком-нибудь отечественном миллионнике тысячи три лайков.

Более жесткая цензура всегда означала и будет означать большее внимание к тому, что пытаются запретить. И случай с ведроголовыми абитуриентами Гарварда наглядно демонстрирует то, насколько ошибочна стратегия американской системы образования. Мемы нужно не запрещать. Их нужно институционализировать. Сделать их максимально скучными и обыденными. И тогда интерес молодежи к ним пропадет навсегда.

Как сделать что-то максимально скучным? Правильно! Просто сделай из этого науку. В случае с мемами даже название придумывать не нужно — оно уже есть. Ведь многие говорят о некой абстрактной мемологии. Даже мемы про мемологию есть. Мол, многие бы стали в ней профессорами.

Что если на самом деле выделить мемы в отдельную область знания? Со своей научной классификацией дисциплин и специфичным исследовательским аппаратом. Создать настоящую социологию мемов, историю мемов, экономику мемов, эстетику мемов, логику мемов, мемологическую лингвистику, международную мемологию, сопромем…

Это вполне реально. Эмпирического материала за последние 10 лет в мире накопилось столько, что на его фундаменте можно смело базировать сотни теоретических концепций и специализированных направлений. Научной работы хватит всем. Хочешь — пиши диссертацию по семантике русскоязычных мемов 2010-го, хочешь — защищай в Гарварде степень PhD по психоаналитическим рецепциям в ранних китайских мемах, хочешь — создавай собственную теорию познания мемов.

Главное — как только мемы получат признание в научной среде, они сразу же перестанут быть интересны 99% молодежи. И даже больше: если сделать введение в мемологию обязательным непрофильным предметом в университетах, мемы будут ненавидеть, их будут проклинать. Представьте, что вы на экзамене тужитесь вспомнить, на какой год пришел пик популярности Пепа, или пытаетесь объяснить преподу, как Шрек связан с Санкт-Петербургом. Шпоры конфискованы. Последняя надежда — однокурсник, но он — тупица — не учил билеты, а готовился по шоу Дружко, а поэтому бесполезен. Жуткая история, словом.

Но хотя бы из Гарварда за мертвых мексиканцев больше никого не завернут. Ведь всегда можно будет сказать, что ты не просто больной на всю голову, а готовишься стать большим ученым. Хотя, в общем-то, разница небольшая. 

умеем отправлять интересные дайджесты на почту раз в неделю

введите чей-нибудь мэйл

Сайт использует IP адреса, cookie и данные геолокации Пользователей сайта, условия использования содержатся в Политике по защите персональных данных.

© 2018 This Is Media

Издание «ThisIsMedia» зарегистрировано Федеральной службой по надзору в сфере связи, информационных технологий и массовых коммуникаций ( Роскомнадзор ) 20.07.2017 за номером ЭЛ №ФС77-70378
Учредитель: ООО "ОрденФеликса", Главный редактор: Суслопаров С. А.

Для лиц старше 18 лет