article-img
CULTURE  
01/12

Юрий будет дуть, а ты — нет

Иван Талачев — о “китайских” копиях на российском YouTube

Иван Талачев
01 декабря 2017
2K

Страница рекомендаций от YouTube лишает неподготовленного человека здорового сна. Несколько месяцев прошло с того момента, как компания подключила к сервису новый алгоритм, который обучается выдавать пользователю все более точные рекомендации. Чем больше видео смотрит пользователь, тем точнее советы и тем сложнее ему уйти с YouTube ради фейсбучных нытиков или серьезных новостных сайтов.

Однако на деле с недавнего времени рекомендации внезапно стали похожими до безобразия: это видео с людьми, сидящими друг напротив друга в пустой фотостудии. Один держит телефон и задает вопросы. Второй мнется в кресле и отвечает на них.  

Юрий Дудь и его команда запустили канал “вДудь” 2 января. 10 месяцев и 35 выпусков спустя это интервью-шоу — самое популярное на YouTube и самое обсуждаемое в России. Два миллиона подписчиков, десятки пародий и тысячи мемов. Вопрос “Оказавшись перед Путиным, что ты ему скажешь?” стал в 2016 году важнее извечных “Кто виноват?” и “Что делать?”.

На переговорах и планерках в крупнейших медиа страны гулким эхом разносится одна и та же фраза: “Надо сделать как у Дудя”. “Как у Дудя” хотят глянцевые журналы, молодежные сайты, информационные агентства и  новостные стартапы.

И некоторые не ограничиваются разговорами и переходят к действию. Канал “Непродакшн”: два человека, сидя на стульях, в фотостудии утомительно долго разговаривают про современные медиа и русский юмор. Канал “надеждаТЭфФИ”: Сергей Мезенцев только проснулся, а ведущий программы, кажется, от него без ума — конфликта нет, интерес на нуле. В финале съемочная группа почти 10 минут обсуждает интервью, неумело подкалывая гостя за глаза. Среди монтажеров интернет-проектов есть негласное правило — не использовать в роликах врезки из советского кино. Это пошло и неизобретательно, да и простых зрителей уже порядком раздражает лет 20 как. Авторы “надеждаТЭфФИ” этого, видимо, не знают.

Руслан Соколовский пошел дальше всех: его видео с интервью незатейливо называются “вДудь 2.0”. Балл за честность.

И эти копии не впечатляют. У “Непродакшна” — две тысячи подписчиков, у “Надежды” — всего 400, а Руслан Соколовский, при всей своей скандальной славе главного ловца покемонов в доме Господнем, не может похвастаться и четвертью охвата шоу Юрия Дудя.

Это и есть русский медийный кризис идей. Именно такие монстры получаются, если проект делается не для себя, не для реализации собственных амбиций, а по разнарядке: “Привет. Как выходные прошли? Кстати, теперь ты делаешь шоу “как у Дудя”, через девять месяцев надо два ляма подписоты”.

Сам Юрий в интервью РБК уверял, что затеял шоу, чтобы “прокачать скилл интервьюера”. Разумеется, кривил душой. Скилл интервьюера у него на тот момент уже был, осталось просто его показать народу, перебив рекламой матрасов и пельменей. Но победителей не судят. Тем более за рекламу дизайнерских стульев, снятую будто бы Дэнни Бойлом в расцвете сил.

Победителей разбирают на цитаты, а их победы анализируют и делают по ним стратегические пособия. И вот тут у российских медийщиков получилось перепутать жопу с пальцем. После вдумчивого анализа менеджеры и продюсеры решили, что “аудитории заходит” сам формат интервью. То есть достаточно посадить двух людей в студии и заставить одного из них задавать вопросы про деньги, Путина и русский рэп, как начнут сыпаться просмотры, подписчики и рекламные контракты с шестью нулями. 

Реальность жестока. Сейчас на YouTube можно найти несколько мертворожденных клонов Юрия Дудя, которые не могут собрать на видео и сотни тысяч просмотров. Но уже со следующего года, после утверждения бюджетов и трансферов специалистов, уродливые копии Дудя будут повсюду. Они будут рождаться, а через один-два выпуска умирать в муках. Все потому, что лишь единицы поняли, что дело не в формате интервью. Иначе у видео Ксении Собчак и Владимира Познера были бы миллиардные просмотры. Дело, — в самом Юрии Дуде.


Он с трудом сидит на месте, болтает ногой и постоянно жует айфон в именном чехле. Он задает вопросы про деньги, секс и наркотики. Такие темы в России не принято обсуждать перед двухмиллионной аудиторией. В нем столько молодого драйва, что легко не замечать плохо выстроенный свет в студии, отключающиеся петлички, табличку “Туалет” позади Леонида Парфенова и легендарный лифт, который ездил на фоне интервью с Ксенией Собчак — то, что в любом шоу считалось бы браком и отправляло бы материал в корзину монтажного компьютера. 


Нельзя сделать шоу “как у Дудя” без Юрия Дудя. Но всем очень хочется.

Телега, как у Дудя!

Дуй в нее

© 2018 This Is Media

Зарегистрировано Федеральной службой по надзору в сфере связи, информационных технологий и массовых коммуникаций ( Роскомнадзор ) 20.07.2017 за номером ЭЛ №ФС77-70378

Для лиц старше 18 лет