thisis media
article-img
GLORY HOLE  
16/01

Время мужчин вышло

Что общего у борьбы с харассментом, охотой на хищников, уничтожением воробьев в Китае и почему “второй пол” рискует остаться единственным

Анна Кавалли
16 January 2018
11K

Благородная борьба женщин с харассментом превращается в настоящую охоту на ведьм. Флешмобы #metoo, Time’s Up и ежедневные разоблачения злых и извращенных мужчин в Twitter становятся рутинным занятием, на которое прекрасный пол находит время где-то между чашечкой утреннего кофе и йогой. В итоге ухаживание практически приравнено в общественном сознании к преступлению, поцелуй — к соитию против воли. Мы оказались в парадоксальной ситуации: впервые в истории пришло время защищать от дискриминации сильный пол. Если женщины не остановятся, они могут остаться у разбитого корыта в мире побежденного харассмента, а заодно — и секса.

 

Еще осенью прошлого года Анджелина Джоли, Гвинет Пэлтроу и другие пострадавшие от короля Голливуда Харви Вайнштейна вызывали сочувствие. Флешмобу #metoo посвящено более пяти миллионов публикаций в социальных сетях. И все было бы замечательно, если бы не одно но: купающиеся в своих страданиях женщины обвиняют мужчин в основном не в изнасилованиях, а в сообщениях сексуального характера в соцсетях, попытках взять за руку или поцеловать. С каких пор эсэмэска “Я тебя хочу” или попытка заигрывания стали равносильны изнасилованию?

 

Немыслимо, но факт: неверно истолкованный поступок мужчины может стоить ему карьеры и уважения. Это чуть было не случилось с Дастином Хоффманом. Его обвинила в домогательствах Анна Грэм Хантер, работавшая с ним на съемках в качестве ассистента продюсера. Причем сделала она это спустя 30 лет после “травмирующих событий”. Анна Грэм Хантер заявила, что Хоффман пошутил про “клитор всмятку” в ее присутствии и попросил сделать ему массаж ступней. В итоге его действия осудили с такой же яростью, как и принуждение к оральному сексу актрисы Азии Ардженто Харви Вайнштейном.

 

К счастью Хоффмана, у Хантер не было доказательств. Да и 30 лет — слишком большой срок, чтобы возбуждать уголовное дело. Но заметьте, речь идет исключительно о проступках мужчин. На женщин распространяется презумпция невиновности, хотя у многих из них рыльце тоже в пушку. Например, они методично отказывают в сексе, потому что не получили желанную шубу или поездку на Мальдивы.

Когда одних считают злом, а вторых — добром исключительно в силу гендера, это совершенно не справедливо. Есть емкое французское выражение — “кастрация сильного пола”. Именно это сейчас происходит под видом борьбы с харассментом.

Последняя церемония вручения “Золотого глобуса” продемонстрировала это. Практически весь Голливуд пришел в черном, благо, модные дома успели дошить наряды с декольте до лобка. Демонстративный траур стал символом куда более масштабной кампании, получившей название Time’s Up (“Время вышло”). 

Актриса Эван Рэйчел Вуд предложила “дорогим сестрам” экстравагантный способ продемонстрировать желание бороться с харассментом. Она заявила, что женщины должны водить хороводы вокруг “хищников” (то есть насильников), таким образом обличая их, не произнося имен. Вот так жертвы превратились в агрессоров. Почему мы, собственно, должны верить бездоказательным обвинениям встающих в кружки кинодив? 

 

В январе 100 француженок во главе с Катрин Денев и локально известной Катрин Роб-Грийе опубликовали открытое письмо в Le Monde. Они призвали всех женщин в мире одуматься. “Эта лихорадка, породившая желание отправлять “свиней” на бойню, не помогает женщинам стать более самостоятельными, в реальности она служит интересам противников сексуальной свободы, религиозным экстремистам, самым худшим из реакционеров”, — написали француженки.

 

И они правы: под удар попало даже искусство. Возможно, Кевин Спейси — монстр, но чем плох “Карточный домик”? Почему проект должен закрыться на шестом сезоне? Только потому, что один из актеров оказался нехорошим мальчиком? 

 

В XX веке Китай уже пережил приступ фанатизма. Тогда священный народный гнев обратился против воробьев. Дело в том, что птицы съедали часть урожая, что не вязалось с планами коммунистического правительства. Поэтому вся страна дружно бросилась бороться с “вредителем”: дети уничтожали гнезда, птенцов забивали до смерти, взрослых воробьев запугивали до смерти криками и набатом — словом, делали все, чтобы избавиться от “заразы” (разве что до хороводов в черном не додумались). В итоге ни одного злодея не осталось: около двух миллионов особей истребили. Угадайте, что случилось с урожаем? Через год его просто не было. Оказалось, что воробьи уничтожали не только плоды, но и гусениц, жуков и других насекомых. В стране начался массовый голод, унесший жизни 30 миллионов человек.

 

Давайте не уподобляться борцам с воробьями. Француженки правы: эсэмэс — не преступление, а прикосновение — не изнасилование. Психологическая кастрация сильного пола — не самый удачный способ добиться уважения к слабому. Вряд ли гендерное равноправие наступит в мире, где мужчины будут содрогаться при одной мысли о женском теле. 


Единственный способ не погрузиться в массовую рефлексию — поставить точку в яростной охоте на обидчиков. Вайнштейн наказан, потенциальные сексуальные насильники боятся последствий и ведут себя смирно, так что давайте жить долго и счастливо.

Гендер дня 

👉 👌
Анна Кавалли
16 January 2018
11K

© 2018 This Is Media

Зарегистрировано Федеральной службой по надзору в сфере связи, информационных технологий и массовых коммуникаций ( Роскомнадзор ) 20.07.2017 за номером ЭЛ №ФС77-70378

Для лиц старше 18 лет