Culture

Vice Principals

Антон Кораблев — о втором и, увы, последнем сезоне “Завучей”, blackest ever black comedy от телеканала HBO

Антон Кораблев — о втором и, увы, последнем сезоне “Завучей”, blackest ever black comedy от телеканала HBO

Не будем тянуть героя Дэнни Макбрайда за усы и сразу перейдем к делу: первый эпизод второго сезона “Завучей” просто офигительный — в 100 раз круче лекций Александра Дугина об историческом пути евразийства. Сам Папа Римский наложил бы в штаны от удовольствия, если бы они у него были. Уверен, что и моя классная руководительница по достоинству оценила бы “Завучей” — уж кто-кто, а эта несгибаемая, как гвоздь, дама точно знала, как хрустнуть переплетом, чтобы глаза выкатились из орбит.

“Завучи” — не какое-нибудь хайповое дерьмо, которое говорящие головы из Telegram-каналов скармливают фанбоям “Игры престолов”. Это настоящий аттракцион с рейтингом 18+ для тех, кто соскучился по простым, как граненый стакан, удовольствиям.

Драматургия первого сезона выстроена в стиле американских горок: неспешный, почти болезненно скучный старт сменяется крутыми виражами. По сюжету директор школы Норт-Джексон (блистательное камео Билла Мюррея) вынужден покинуть свой пост из-за болезни жены. На освободившийся трон претендуют сразу два его заместителя: авторитарный и презираемый коллегами Нил Гэмби и вычурно одевающийся и предпочитающий гадить исподтишка Ли Рассел. Но “должен остаться только один”.


И пока они строят друг другу козни, вакантное место достается властной Белинде Браун. Если говорить о безнадежных мечтателях, то Нил Гэмби и Ли Рассел — их идеальное олицетворение. Правда, сдаваться они не намерены: вчерашние враги заключают временное перемирие, дабы устранить соперницу.

Странно, что эта blackest ever black comedy с наваристым синтвейв-саундтреком расположилась на задворках зрительских симпатий. Где-то между сериалами “Красные дубы” о загородном клубе и “Блеск” о женском рестлинге. Немногочисленные отзывы сводятся к лицемерной банальщине: “Сексистская хрень для поклонников туалетного юмора”. Впрочем, это неудивительно: отечественный зритель в массе своей — моралист, ханжа и консерватор (что свойственно первертам).

В нашей школе завуч классный,
А учебный весь процесс
Четкий, слаженный, прекрасный,
Потому что завуч — спец!

Да и в коллективном бессознательном учитель — это без двух минут ангел, а ученики — последние сволочи. Эта партийная линия красной нитью проходит в каждом первом фильме — от рязановской “Дорогой Елены Сергеевны” и “Куколки” Исаака Фридберга до содома и буллинга в “Школе” у Гай Германики. По версии же шоураннеров ситкома, Нил Гэмби, Ли Рассел и иже с ними — это двуличные и некомпетентные отморозки. Иными словами, настоящие завучи, ибо изображены они достоверно и в духе соцреализма.


Да и зачем далеко ходить? Вспомни свою школу. Ловит тебя в коридоре завуч (добропорядочность которого, естественно, продирает до самых костей) и начинает чихвостить. И прическа у тебя не в стиле “отсидел/отслужил”, и серьги не в тех частях тела. А если раскурил в туалете благовония, то все — конец света!

Школа — это ведро живых вшей. Или, как верно подметил мэтр российского джаза Алексей Козлов, “смесь концлагеря и первого бала Наташи Ростовой”.

Если первый сезон “Завучей” был вольной экранизацией книги Фридриха Ницше “Воля к власти” и оборвался клиффхэнгером в духе “Твин Пикса”, то продолжение — это уже классический rape and revenge: “Судный день настал, сучара!” В новом сезоне есть что-то языческое и ветхозаветное: сопротивление злу насилием, никакого прощения и прочая анатомия убожества.


Что будет дальше — покажет вскрытие. Но, прикончив первую серию нового сезона, я снова захотел в школу, но уже в качестве завуча. В самую гущу насилия. Поближе ко всем этим бессердечным и отвратительным животным без каких-либо моральных барьеров и табу.

Подписывайся, если тоже хочешь стать директором средней школы!

Чтобы безнаказанно издеваться над крепостными!
  • 19.09.2017
  • много