Culture

Тиски смерти Коловрата

Сказ о том, как Иван Талачев сходил на фильм, впечатливший Владимира Путина, но не его

Сказ о том, как Иван Талачев сходил на фильм, впечатливший Владимира Путина, но не его

В конце ноября в прокат вышел фильм Джаника Файзиева “Легенда о Коловрате”. Перед премьерой картину показали Владимиру Путину, о чем тут же написали практически все СМИ. Президент назвал ленту “впечатляющей” и “берущей за душу”. 


“Люди будут смотреть с интересом”, — закончил свою рецензию глава государства. Партия сказала надо — придется идти и смотреть с интересом. Ниже приведены заметки, сделанные мной во время просмотра фильма в кинотеатре “Октябрь”.


...


Около входа в зал стоят отец и сын. Семья явно настроена на сеанс патриотически. Родитель, кряхтя, объясняет сыну, почему они предпочли “Коловрата” пиксаровскому мультфильму “Тайна Коко”. Среди аргументов: “зачем тебе эта дурь басурманская”, “вот, нашему президенту Владимиру Владимировичу понравилось” и “посмотришь на подвиг советского народа”. 


Тяжело вздыхаю.


...


Я попал в тиски смерти. Слева от меня сидят подростки. У ног — рюкзаки с пивом, в руках — ведра попкорна. Они молча жуют кукурузу и что-то проверяют в телефонах.


Справа от меня — муж с женой. Мужик рассказывает, что у них на работе начальство решило впечатлить какую-то приезжую комиссию по условиям труда и приобрело два массажных кресла по 350 тысяч рублей каждое. Уже несколько месяцев в них практически никто сидит. Это, говорит, строгое советское воспитание — на работе надо работать. А все эти западные штуки — спортзалы и комнаты отдыха, как у Google, — от лукавого. Но, отмечает он, иногда бухгалтеры приходят за полчаса-час до начала смены и успевают украдкой насидеться в них на весь рабочий день.


Мне кажется, что в этой истории больше русского, чем во всем “Коловрате”.



Подает голос мальчик из патриотической семьи: “Папа, можно мы домой пойдем?” 


Отец молчит. 


...


Пара справа продолжает беседу. Жена рассказывает что-то про один из фильмов с Полом Уокером. Добавляет в конце: “Царствие ему небесное”. Мужик в шоке: про гибель Уокера четыре года назад он не знал. Потрясенно вздыхает: “Жалко, конечно, как актер он был хороший — бегал, прыгал”. 



Прямо на первом диалоге героев компания слева шумно открывает пиво.



Фильм начинается со сцены нападения шпионов орды хана Батыя на прогуливающихся рязанских солдат. Один из ордынцев прыгает с обрыва в красивом замедлении. На секунду вокруг его фигуры идет рябь — создатели спецэффектов криво замазали зеленый экран. Это называется простым словом “брак”.


… 


В той самой вступительной сцене мальчику Евпатию Коловрату в голову прилетело из пращи. Теперь у Евпатия тяжелая форма амнезии: вот уже 13 лет ему каждое утро кажется, что он — снова пацан, которому только что разбили голову воины Батыя.


Жена Евпатия — Настенька — каждое утро успокаивает его и коротко пересказывает, что было в его жизни за последние 13 лет. Событий, правда, мало: у Коловрата сложилась карьера военного инструктора, так что он обучает воинов князя Юрия использовать тактическое славянское кунг-фу с мечами и щитами.


...


Мужик справа громко проговаривает: “Так это же у него каждый день как новый!” 


У меня есть теория по поводу этого типа зрителей. Я практически уверен, что их специально подсаживают кинокомпании, чтобы все смотрящие гарантированно врубались во все сюжетные повороты. Современные фильмы, видимо, очень и очень сложные.



На экране появляется компьютерный медведь. Он очень натурально рвет пополам ордынцев. Но на общих планах по его шерсти идет заметное дрожание — артефакты сжатия, появляющиеся при неправильном композитинге. Проще говоря, брак. 


Пока я восторгаюсь разгильдяйством авторов спецэффектов, алкаши слева начинают шушукаться. Из всего разговора мне удается расслышать лишь фразу: “Только здесь не блюй”. Видимо, попкорн с пивом смешался не в той пропорции.


Не волнуйтесь, думаю, еще один план с мерцанием пикселей на шерсти медведя — и блевать буду я.


… 


Фильм начинает неистово провисать: закончились тухло снятые драки и погони, начались длинные и глупые разговоры о судьбе народа. На пару рядов ниже мужик достает айфон и проверяет Instagram. С подписками у него все хорошо: на весь зал из его экрана светят сиськи и жопы fashion-блогерш.


Вспоминаю слова президента про “смотреть с интересом”. Смотрю через плечи зрителей с интересом на жопастую телку, которая снимается с собакой породы шиба-ину.



На экране убивают одного из второстепенных героев. Сначала в него драматично целится лучник. Потом идет не менее драматичный крупный план на лицо. Звук входящих стрел. Это называется халтурой.



“Коловрат” заканчивается. Коротко: за душу не взяло, драки сняты из рук вон плохо, герои разговаривают дурацкими штампами, а в конце сани с парусом (!) едут по льду с прогулочной скоростью.


Мужик справа уверен, что картинка хорошая. Да уж, отличная, если ты 20 лет принципиально не смотрел кино и не знаешь, как должны выглядеть спецэффекты.


… 


Папа-патриот выносит спящего ребенка из зала. Видимо, сильно малыша впечатлило. Прямо как Владимира Владимировича.

Умрем за Русь, братие!

Не посрамим Рязани!
  • 05.12.2017
  • много