thisis media
article-img
GLORY HOLE  
06/03

Стыдно быть русским

Игорь Мальцев — о том, что слово “Родина” надо оставить унтерменшам типа диких русских, которые на завтрак едят геев

Игорь Мальцев
06 March 2018
11K

У русских с немцами очень много общего. Нет, не пиво. И даже не картофель и сосиски, сочетающиеся со склонностью к мрачной философии, которую на людях принято уважать, но необязательно понимать. Вроде Достоевского или Ницше. И речь не идет даже о таком мощном объединяющем факторе, как опыт жизни при глобальных тиранах. Причем, если русские и западные немцы — каждый со своим, то восточные немцы “опробовали” обоих.

Сегодня немцы и русские схожи в одном — их постоянно пытаются заставить стыдиться своей страны, своего флага, самого понятия “патриотизм” и кучи всего остального. И это, конечно, фантастическая история.

Вот сидит такая тетушка — глава комиссии по равноправию полов Министерства по делам семьи — Кристин Розе-Меринг. Чем занята ее голова? Может быть, тем, что из миллиона с лишним беженцев, которые прибыли с 2015 года, реально интегрировались в общество тысяч 10, не более? Или тем, что у нее под боком в нарушение всех немецких законов оформляют браки с несовершеннолетними? Казалось бы, это же ее профильный комитет. Нет. Тетушка выходит с инициативой (не мы одни можем похвастать Мизулиной — Яровой) изменить немецкий гимн.

Кстати, вы вот при слове “национальный” пока еще не вздрагиваете? А немцы вздрагивают. Потому что любое использование слова “национальный” немцем вызывает неодобрительные взгляды соседей и собеседников, а если оно — в названии какой-нибудь фирмы или организации, то вам придется название сменить. Вам об этом вежливо скажут служащие Отдела по защите конституционного строя. Это политический сыск тут так называется.

Хотя, о чем я вам рассказываю, мы же выросли в стране, где кто угодно мог иметь что-то национальное, кроме собственно русских.

И вот инициативная комиссарша заявила, что текст немецкого гимна никуда не годится, потому что он слишком мужской: в нем используется слишком много слов мужского рода. Вот, например, “Отечество” — от слова “отец”, а это мужчина. Слово “Отечество” надо заменить на слово “Родина”. Из строчки Bruderlich mit Herz und Hand (“Братски сердцем и рукою”) надо выкинуть “братски”, потому что брат — тоже мужчина. Тут нарушены права женщин и трансгендеров. Смешно? А должно быть. 

Немецкий гимн — это само по себе страдание. О его приключениях можно писать долго. А если кратко, то любой сетевой эксперт по тангажу, ядерным ракетами и мировой истории довольно быстро установит, что современный гимн Германии — это тот самый гимн, который начинается со строчки Deutschland, Deutschland über alles, Über alles in der Welt (“Германия, Германия превыше всего”). 

Обычно про него начинают говорить, когда хотят напомнить немцам, что они — фашисты и нацисты. Боюсь, что обычная публика с промытыми мозгами просто уверена, что это запрещенный нацистский гимн. На самом деле ни эти строчки из гимна, ни сам гимн не имеют ничего общего с мрачными страницами тоталитарного прошлого. Скорее, со светлыми: его написали, когда Германия из набора княжеств и королевств стала единой страной. Музыку взяли у Иозефа Гайдна (у него она называется “Императорская песнь”), а слова написал профессор-германист Бреславского университета Август Генрих Гофман фон Фаллерслебен. И все это назвали Песней немцев. В ней еще не было строфы Deutschland, Deutschland über alles. Ее написали лишь в 1919-м — после Версальского договора, который так унизил страну, что пришел Гитлер.  

Вот ее как раз и пели при нацистах, правда, сразу переходя на привычную “Знамена ввысь” (Die Fahne Hoch), которая до сих пор запрещена к исполнению, даже без слов. Хотя это тоже довольно смешно, потому что музыка взята из шведского протестантского псалма “О, Бог, как ты велик”. Его часто пел Элвис Пресли.  

image


Короче, с немецким гимном такие же приключения, как и с советским. Тем более что советский опять связывает нас с Германией: товарищ Александров, мягко говоря, очень вдохновился при его создании “Каноном в ре-мажоре” немецкого композитора эпохи барокко Иоганна Пахельбеля. Ничего страшного, потому что Гайдн-то свою песенку подрезал у славян: он сам говорил, что у хорватов (Stal se jesem).

В 1945 году Песню немцев запретили. В 1952-м опять разрешили в качестве гимна, но без первой строфы. А с 1990 года, когда упала стена, стали петь только последнюю часть:

Общность, право и свобода

Для Германии родной —

К ним давайте все стремиться

Братским сердцем и рукой!

Но вот пришли новые политикессы, и им эти Vaterland и bruderlich — поперек горла. И это неспроста. Потому что, когда ты в Германии произносишь “Отечество”, “Родина”, “дом”, к тебе приходят люди с хорошими лицами и обвиняют тебя в чем-нибудь.

Недавно в Zeit была опубликована феерическая статья под названием “Германия должна стать такой, какой она никогда не была”. Речь в ней шла о новом министерстве Heimat (“Родина”), которое будет в новом правительстве. Его возглавит бывший лидер партнерской партии Меркель Зеехофер. И вот автор “качественной газеты” (в Германии это стало мемом после того, как выяснилось, что местные большие газеты лгали по поводу иммиграционного кризиса 2015 года) пишет:

“Понятие "Родина" нельзя использовать, потому что это проекция страхов потери национальной идентичности. Это и привело к созданию нацистского режима. “Дом/Родина” была центральным концептуальным строительным блоком национал-социалистической идеологии "крови и почвы".

Статья сводится к тому, что такое понятие, как “Родина”, надо оставить правым и ультраправым унтерменшам типа венгров, поляков и диких русских, которые на завтрак мучают геев. Это вам просто для примера, какие страсти кипят в Германии. Недавно один кинематографист пожаловался мне: “На футболе могут и флаг вырвать из рук, потому что размахивать немецким флагом неприлично”.

Ничего вам не напоминает? То есть группы людей, которые призывают всех каяться и которым стыдно за свою страну каждый раз, когда появляются телекамеры, — это международное явление. Причем прекрасно оплачиваемое. 

Потому что обычно эти люди органично вписаны в систему, получают по 10 тысяч евро, трудясь в газете, или же являются звездами театра и кино. Это совсем не бедняки и не “маленькие люди”, к которым они, кстати, относятся с нескрываемым презрением. Но их, кроме всего прочего, объединяет общая “страсть” — их корежит от флага страны, в которой они живут.

Ну хорошо, немцы обязаны каяться и рыдать, рыдать и каяться за то, что сделали их дедушки. Но сколько это должно длиться? Ведь уже по 72 года тем, кто родился весной 1945-го. Или немцы должны признать, что они имеют врожденный ген нацизма, за который им еще век каяться. Но нет ли в этом утверждении торжества расовой теории?

Бог с ними, с немцами. А почему вдруг русским постоянно должно быть за что-то стыдно и они постоянно должны просить прощения? То за Николая II, то за то, что Екатерина Великая имела неосторожность победить в Русско-турецкой войне и выкинуть почти всех врагов из Крыма.

Похоже, что чужое покаяние — прекрасный бизнес. Иначе он уже давно накрылся бы медным тазом. А посему запомните, дети: свой флаг на балконе — это плохо. Чужой флаг на балконе — это хорошо. Еще лучше, если он будет развеваться над новым правительством и Бундестагом. Может быть, тогда немцев сквозь зубы похвалит прогрессивная общественность.

Игорь Мальцев
06 March 2018
11K

© 2018 This Is Media

Зарегистрировано Федеральной службой по надзору в сфере связи, информационных технологий и массовых коммуникаций ( Роскомнадзор ) 20.07.2017 за номером ЭЛ №ФС77-70378

Для лиц старше 18 лет