Culture

Старый конь Джонни Роттен и порченая борозда “Евровидения”

Помирать — так с музыкой. Данила Блюз — о старом панке, готовом нести треш и угар в сонное царство прогрессивных обывательских ценностей

Помирать — так с музыкой. Данила Блюз — о старом панке, готовом нести треш и угар в сонное царство прогрессивных обывательских ценностей

Чувствуете, как “весной” потянуло? Это зашевелились все причастные к главному аттракциону посредственностей под названием “Евровидение”. Заскрипели задницами в кожаных креслах продюсеры и владельцы телеканалов, зашуршали нотами композиторы, затарахтели клавиатурами поэты-песенники. Нужно выбрать самого-самого, чтобы спел он самую-пресамую песню. От этого зависит престиж страны. А иначе что о нас скажут домохозяйки из Европы?

“Евровидение” — пример вопиющей безвкусицы, такой, которая изо всех сил тщится выглядеть оригинальной, продвинутой и глубокомысленной, но от этого становится еще более пошлой.

Да что я пыхчу, у Набокова есть хорошее эссе о пошлости: “Пошлость особенно сильна и зловредна, когда фальшь не лезет в глаза и когда те сущности, которые подделываются, законно или незаконно относят к высочайшим достижениям искусства, мысли или чувства”. 


Очевидно, что сейчас “Евровидение” — это не просто конкурс бездарных песен и вычурных танцев. Через него европейский обыватель декларирует свои скудные мыслишки: “Вот, посмотрите, я — за трансгендеров”, “А вот я поддерживаю крымских татар и против российской агрессии”, “А вот я жалею паренька с пороком сердца. Я — добренький”. Все идеи европейского мещанина, которые у него на повестке дня, — пошлая “прогрессивность”, бесхребетный, предательский пацифизм и лицемерная жалость. 

За каким-то чертом и мы туда лезем. Россию все время винят в великодержавном шовинизме: мол, вся страна у нас — ватники, сидят по избам и лопаются от ненависти к прогрессивной Европе. А эти ватники на самом деле не такие уж и ватники, они всем миром выбирают, кого бы им послать соревноваться со всякими Грециями, Польшами и прочим еврохламом, с которым приличной державе и срать-то на одном поле зазорно.

Вспомните, сколько переживаний было, что нашу Юленьку не пустили петь в “КОКОКОКО ПРОКЛЯТЫЙ ФОШИСТСКИЙ КИЕВ ФОШИСТЫ РУСОФОБЫ БИНДЭРЫ!!!”, хотя, казалось бы, нашему ватнику (как шовинисту и имперцу) нужно первому отказаться выступать в Киеве. Нет, наш обыватель — пошляк не хуже европейского, никакой он не шовинист. Шовинист плюнул бы и сказал: “Да катитесь вы к чертям со своим “Евровидением”!” Не хватало еще подцепить чего от ваших плясок бесовских”. Хлопнул бы окном в Европу и остался бы дома. Но нет, наши будут до последнего лебезить перед этой еврошвалью, только бы пустили поиграться в одной песочнице, только бы какая-нибудь обоссанная Дания признала и по головке погладила. И конкурсантов выбираем соответствующих: например, Юлю Самойлову несчастную, как назвал ее Эдуард Лимонов, “скрюченную”, чтобы нас европейские домохозяйки пожалели и проголосовали. Уж не знаю, получится второй раз надавить на жалость европейскую или у них там теперь другой тренд.

И вот, пока все европейские страны собираются чем-то разжалобить или, наоборот, восхитить “Евровидение”, Ирландия, которая, замечу, четыре раза подряд даже не выходила в финал, намерена послать своего верного сына, бывшего солиста Sex Pistols Джона Лайдона, известного в миру как Джонни Роттен.

То есть ирландцы на конкурс, средний представитель которого — это молодой и прогрессивный андрогинный юноша, отправляют старого, потасканного в героиновых оргиях панка. Замечу, кстати, что старые панки — это новые консерваторы. Когда-то они шокировали манерой одеваться, сейчас их потертые косухи, татуировки, алкоголизм и любовь к дракам сродни смокингам, пышным усам, сигарам и бренди в 50-х. Как когда-то старые консерваторы ненавидели новый мир и “всю эту шумную молодежь”, так сейчас молодежь ненавидят старые панки, хиппи и скинхеды. Они превратились в такое же закрытое сообщество, какими были джентльменские клубы. Они сидят по своим норам, заваленным раритетным винилом, пьют скотч, курят и сетуют на молодежь, которая нынче не может ни героином ширнуться, ни с ментами подраться, ни сектор на стадионе разнести. 


Отправить Джонни Роттена на “Евровидение” — однозначно крутой ход. У нас, например, все мечтают послать Шнурова (кстати, до этого осталось совсем немного: вот увидите, если Роттен проторит дорожку, а тем более если покажет на ней хороший результат, наш Серега в следующем, 2019-м, году уже будет стоять там на низком старте), но все очкуют. Тогда как ирландцы, видимо, задолбались проигрывать и решили: помирать — так с музыкой. Джонни устроит им разнос в духе старых добрых 70-х. Или 80-х, или 90-х, или нулевых. Блин, да куча десятилетий была веселее этого — Джонни знает толк в вечеринках!


Пока Киркоров в очередной раз предает державу и идет шабашить продюсером для белорусского кандидата (которым, по слухам, станет мешок проросшего картофеля в шляпе и с пуговицами вместо глаз), Джонни Роттен готов служить Отечеству и нести треш и угар в это сонное царство прогрессивных обывательских ценностей. Главное, чтобы пылкое сердце престарелого панка не поела парша новых левацких ценностей. Иначе мы обречены — наш корабль разобьется о рифы.

Punk's Not Dead!

🤘
  • 06.12.2017
  • много