Culture

Прямая линия с президентом синти-попа

В преддверии московского концерта Brandy Kills мы заставили Игоря Шапранского держать ответ перед всей страной

В преддверии московского концерта Brandy Kills мы заставили Игоря Шапранского держать ответ перед всей страной

Альбом “В ее венах” — это второй русскоязычный гэнг-бэнг Brandy Kills. После последнего нашего тура я понял, что люди хотят слышать больше песен на русском — и я дал им эту возможность. Такой “Бренди” — это лагерная дискотека, танцы после застолья, тающий снег под светом фонарей спальных районов. Язык резко меняет вектор восприятия. Это интересно. Для меня же Brandy Kills — западно ориентированный проект. Это обуславливает то, что англоязычный материал есть и его будет только больше.

За последние пять лет ты написал песен больше, чем Мартин Гор за всю жизнь! Не кажется ли тебе, что в рамках жанра ты уже достиг Олимпа, а дальше — только Тартар?

Жанр — это условность. Абсолютно не важная для меня вещь. Главное — верный вайб, истинное настроение музыки. Насколько есть у меня желание это настроение создавать, настолько пригодными будут и жанр, и стилизация, и подача. Безусловно, есть стремление к развитию и усложнению, но жанровость здесь — не загон для меня, захочу что-то резко изменить в звучании проектов — я это сделаю.

Какой из своих многочисленных проектов ты считаешь основным — “Сруб”, Brandy Kills или, может быть, dsrtegl?


Ни один из них. Я уверен, что время главной песни еще не пришло. Каждый проект самобытен. Это как спросить у родителя: кого из детей он любит больше? Того, что с ногами и в красном берете? Безногие люди тоже должны быть любимы. Вот и я ценю проекты, о которых никто толком и не знает.

Ты недавно вернулся из тура. Посмотрел, как живет Родина? Чем дышат простые люди?


То не по России тур был. Были Украина, Беларусь и наши столицы. Люди везде — чудесные, прием и отдача — великолепные, ощущение единения — повсюду. Рад, что большинство из нас не живет в мире выдуманных новостей и пропаганды неприязни и противостояния. 


А тебе не кажется, что это звучит утопично? Смотри, зарплата дошкольного педагога — 7935 рублей. Разве можно жить на такие деньги?


Не вижу повода печалиться. На зарплату дошкольного педагога можно восемь раз за месяц сходить на концерт Brandy Kills. А мы так часто даже не выступаем.

То есть ты считаешь, что учителя большего и не заслуживают?


С одной стороны, обучение необходимо. Хотя бы для увеличения процента эмпирического опыта. Без этого герой совершенно неконкурентоспособен к финалу игры. С другой, разумные люди способны к самостоятельному осмыслению всего, что происходит вокруг, к логическому решению поставленной задачи. Если же образованных людей будет много, мир станет лучше. И это ужасно. 


Согласен. Всех давно пора отправить вспахивать целину. А планируется ли расширять программу “Дальневосточный гектар”?

Мне один из гидов в Петербурге рассказал, что китайцы хезают не в верзошник, а на пол Эрмитажа. Поэтому землю им отдавать досадно. Хотя, вполне возможно, от такого подхода почвы станут более плодородными. Так что я готов пожертвовать свой гектар китайскому брату. Хоть и с досадой. Опять же, тиграм нужно что-то есть.

Ну да. Своим населением лучше не разбрасываться. В связи с этим хотелось бы узнать: будет ли продолжена программа материнского капитала?


Это хороший вопрос. Пусть даже ответ вполне очевиден. Но ты же знаешь, что половина ответа — правильно построенный вопрос. Не нам решать, когда и где он будет задан, но если мы задаем его, значит, есть потребность в ответе. Есть желание знать. А знание — не есть ли настоящее благо для всех нас? Мы должны гордиться тем, что наш ум пытлив, сердца горячи, что мы ждем по-прежнему с огнем в глазах этой незыблемой истины. Она, словно первый снег, уже тает в руках, а не во рту. И с наших губ слетают слова благодарности, радостью озаряются наши лица. Ведь дети — неплохой способ подзаработать.

А докладывают ли тебе о реальном положении дел с финансированием малого и среднего бизнеса?


Я получаю информацию из первых рук. Так, в Москве таксист таджикского происхождения Фарход поведал мне о том, что по традиции, если невеста нецеломудренна в день свадьбы, то возможен обмен на ее сестру. Я лишь спросил у него, как быть в ситуации, когда сестры нет, но есть брат. Я не получил четкого ответа на этот вопрос. Но, помню, в начале нулевых я менял CD с играми в магазине около дома. И там требовалась небольшая доплата, даже если игра была паршивой или не тянуло железо. О чем это говорит? О том, что сектор малого бизнеса в бывших советских республиках издревле развит лучше.

В кулуарах все чаще стали говорить о нападках на свободу слова, о свободе самовыражения и свободе творчества. Кому это нужно? Кто-то, видать, пытается создать некий негативный фон для власти среди деятелей культуры. Хотелось бы услышать твое мнение на этот счет.


Нужно четко понимать, о какой культуре мы говорим. “Культура курения” была действительно хорошей музыкальной группой, даже интересной. Это было чем-то стоящим. Как мог Артем променять это на “Буерак”? Не могу найти обоснования такой позиции ни в одном из источников формальной логики. Ни одна из монографий великих мыслителей прошлого, ни один из культурных трудов современников не содержит ответа на этот вопрос. В старой келье Высокого Хротгара седобородые старцы взывают к драконорожденному в надежде лишь приблизиться к тайне. Свобода слова для мастеров крика — незыблемая основа. Почему в цивилизованном обществе ее пытаются свести на нет, понятно и дураку — это дело рук драконов. Драконы не хотят умирать.

Кстати, о драконах. Почему льготникам не выдают лекарства в полном объеме?

Сегодня мы уже знаем, что мир неизлечим. Что солнце погаснет, что ресурсы истощатся, что все мы умрем. К чему попытки что-то изменить? И как можно получить льготу на отсутствие блага? Если ближайший к дому KFC закроется через пару минут, если ласковый голос не пригласит тебя к свободной кассе, то кому нужны будут твои купоны на бесплатный “чикен фри”?

Ну, коль мы все все равно умрем, зачем нам спокойная старость с ее соленьями и валокордином. Может, тогда стоит повысить пенсионный возраст?

Почему об этом не думают волки в лесу? Почему не задаются этим вопросом? Потому что у них нет пенсий, никто не обеспечит им достойную старость. Они просто ждут того дня, когда подохнут в ледяной чаще. И не будет злости, голода и отчаяния. Будет лишь бесконечная тьма эфира — безбрежная и пустая. 


Так мы и с экономическим кризисом справимся! В последнее время звучит довольно много оптимистических оценок ситуации в нашей экономике.


Я уверен, что проблема не в оценке ситуации, а в оптимистичности прогноза. Давайте подходить глобально: все эти вопросы нам известны — и мы уже сейчас делаем все необходимое, чтобы решения были найдены. Опять же, последняя серия “Игры престолов” последнего сезона, ты же видел? Это знамение, безусловно!

При этом, что удивительно, растет число недовольных. Кто-то протестует в социальных сетях, кто-то выходит на улицы. Ты с кем-то из них готов говорить?

Разговоры — пустое, ересь. Все необходимо подвергать сомнению. Я убеждаюсь в этом постоянно. Главное — правильная подача. Со мной согласны абсолютно все бейсболисты. Протест — нежелание менять себя, это внутреннее ощущение непонимания происходящего. Мы опять приходим к тому, что всем нам нужно лишь примириться с истиной. Бота нет. Все мы настоящие. Твой, мой аккаунты — они живые. Нет навязывания продукта, песен, видеозаписей, идеологии. Есть лишь люди, которые ставят лайки, даже на ощупь, в темноте, им это важно как воздух. Их мнения — наш оберег. Их действие — наше продолжение. А выходят на улицы после Нового года лишь те, у кого закончилась водка.


К слову, после Нового года нас поджидают выборы президента. Будешь баллотироваться?


Ну а что делать? Ведь, кроме меня, баллотироваться некому. Согласно данным экзитпола, у Шапранского — давно 146%. 

Space Police!

👽
  • 13.12.2017
  • много