thisis media
article-img
BDSM  
23/03

"иван-чай": порнотриллер

Антон Котенев — о том, стоит ли пороть детей

Антон Котенев
23 March 2018
6K

На днях университетская подруга наткнулась не необычный сайт, называется “Порка 24”. Это такой гигантский форум “о телесных наказаниях”. По мысли моей сокурсницы выходило так, что мамы и папы консервативных взглядов собираются на сайте, для того чтобы обсудить, как замачивать и солить розги, как оперативнее заломить кровиночку, как скрыть следы от побоев, что говорить соседям, если те услышат крики.

 

Сторонники русского культурного кода пытливы и предусмотрительны: “Сейчас есть разные мази, которые и боль уменьшают, и синяки быстрее рассасывают. Слыхала, что даже в считаные часы может исчезнуть здоровенный синяк. Как вы считаете, можно давать ребенку такими пользоваться после наказания?” — “А может, его еще и пороть под наркозом?”

 

“А почему, собственно, ремнем можно по 70 раз по заднице ребенка хлестать, и в милиции над этим только посмеются, а скакалкой — уголовное преступление?” — возмущается одна дама.

 

Другой пользователь задается вопросом, в какой момент необходимо остановиться. “Как понять, что "проняло" и пора заканчивать наказание? В голову одно приходит: не столько "цвет попки", сколько внутреннее ощущение, что довели до "болевого порога", и "обычный" крик перейдет "вот-вот" в неконтролируемую истерику... Как еще-то?”.

 

Ну, в общем, обычный консервативный ресурс.

 

Надо сказать, моя сокурсница — сторонник традиционных ценностей, но все эти дискуссии возмутили ее до глубины души. Тут же в комментарии пришли другие выпускницы МГУ и принялись рассказывать, как в детстве их пороли родители. Общее мнение состояло в том, что побои в семье недопустимы, а подобными случаями должен заниматься Следственный комитет.

 

Я прошел по ссылке и обнаружил, что мои сокурсницы чего-то не договаривают. Дело в том, что на форуме 17-летних девочек не только избивали ремнями, розгами, прутьями, прыгалками и проводами, но также заставляли ходить голыми по квартире в присутствии старших братьев и других членов семьи. “Обелиск”, “Настенька” и “Шатуны” — в режиме живого общения обеспокоенных родителей.

 

Короче говоря, было совершенно очевидно, что это не родительский, а садомазохистский форум. И слово “воспитание”, которое ввело в заблуждение моих знакомых, всего-навсего Discipline из знаменитой аббревиатуры BDSM. Знаете же, как там у них устроено? Ролевые игры — это одно, физические страдания — другое, а еще некоторых сводит с ума сама идея власти и неравенства. Тюрьмы, офисы и пионерские лагеря — это хорошо, но все-таки один из самых распространенных сюжетов подобных фантазий — детско-родительские отношения. Не зря же партнеров постарше порой называют “папочками”.

 

Моих подруг обескуражило, что на сайте практически не упоминается секс в собственном смысле слова. Более того, во многих местах педалируется мысль о том, что на форуме секс вообще запрещен, а обсуждать можно исключительно телесные наказания детей и подростков. Без извращений. Но это как раз совершенно естественно. Мало что так же быстро и безотказно делает вещь асексуальной, как нашлепка “Секс”. 

Совершенно непонятно, как можно выносить крикливые интерфейсы порносайтов или клоунскую атрибутику из секс-шопов. Сексуальная вещь должна быть очень похожа на естественную. Когда к вещи с самого начала приклеена бирка, указывающая, для чего она предназначена, к ней сразу теряешь интерес. Наверное, медсестра действительно может быть сексуальной, но “сексуальная медсестра” — это жесть. Так что жизнелюбивым ролевикам крайне важно говорить именно о воспитании, а не о “воспитании”.

Для нормального человека искусственное, символическое, игровое — это сразу нет. Другое дело — естественное, невинное, незамутненное, как на фотографиях Джока Стерджеса.

В этом смысле я никогда не понимал, почему у садомазохистов такая фиксация именно на порке. Почему никто не фетишизирует прижигания, удары кулаком в лицо, критику, обесценивание, сарказм, газлайтинг, резню бензопилой, начальственный окрик и целую россыпь шеймингов? Порка — это же скорее комично, чем сексуально: а-та-та и прочее бабушкино сюсюканье. На порку столько всего навешано, что она представляется совершенно травестированным, выхолощенным сюжетом. Мне нравятся истории про унижение, но порка — это какой-то зашквар. Кому она вообще нравится?! Думаю, это можно объяснить только сентиментальностью. Тут уж кому “Ночной портье”, кому “За стеклом”, кому десяток шлангов от стиральной машины. Ну, у бэдээсэмщиков действительно половина телег в духе “Папа включал лампу с фиолетовым абажуром, выкладывал на стол длинный черный футляр красного дерева и доставал роскошную розгу, привезенную из Индии. Потом он спрашивал, понимаю ли я за что, готов ли извиниться, я плакал, и кричал, и кусался, и что-то во мне навсегда раскололось надвое, трещина перед глазами и… как же это было о… [здорово]!”.

 

Но вернемся к главному. Несколько молодых образованных белых цисгендерных женщин без инвалидности зашли на БДСМ-сайт и совершенно искренне приняли его за родительский форум. Это, определенно, проливает свет на то, какими нашему обществу видятся консервативные круги, все те традиционалистские среды, что были вознесены на кромку общественного интереса в володинский период.

Ирина Бергсетт, Сергей Кургинян, информационное агентство “Иван-чай” и другие борцы с ювенальной юстицией в глазах российского общества неотличимы от мечтательных бэдээсэмщиков с фантазиями на тему ремней и прыгалок (я уже выучил, что прыгалкой — больнее всего, ну то есть можно еще проводом, тогда через раз будут рассечения кожи, но этим детей потчуют редко). Что уж там, даже Владимира Путина немного испугала экспрессия, с которой антиювенальщики боролись с “законом о шлепках”. Президент, помнится, так и сказал: “Не надо шлепать-то, а то от этих шлепков до избиений…” А что там, между шлепком и избиением? Ну, щеки розовеют, учащается сердцебиение, увлажняется кончик носа — мммм!

Но можно ведь посмотреть и с другой стороны. 

До какой стадии одичания дошло наше общество, если эротическую фантазию принимают за политическую позицию? Мы с вами совершенно разучились различать модальности, интонации и дискурсивные регистры, и вот уже не только “Одноклассники”, но и Facebook готов разразиться филиппиками в адрес Камня-русофоба с Морской улиточкой.

Я как-то раз написал, что мне не очень нравятся влагалища, и объяснил почему — ну, суждение вкуса. Объяснил с какими семантическими рядами, риторическими фигурами, тропами, типами образности все это у меня стыкуется. Чего проще? Мы же рассуждаем о книгах, мебели и стрит-фуде? Почему нельзя так же — о собственных чувствах?! Но нет, тысячи женщин тут же прочитали мою колонку как политическое заявление. Поди ж ты, не нравятся влагалища, вот это отморозок! Носом его туда надо тыкать — ням-ням-ням. И дело даже не в том, что феминистки ассоциируют себя с половыми органами, а в том, что никто не отличает рассказ о внутреннем мире от высказывания об обществе. Так и рождаются синие киты.

 

Пока мечтатели аффицируют себя симпатичными знаками, общество пишет в прокуратуру. Берегитесь, фантазеры! За вами уже выехали.

Любишь пофантазировать? 

Тогда тебе сюда
Антон Котенев
23 March 2018
6K

© 2018 This Is Media

Зарегистрировано Федеральной службой по надзору в сфере связи, информационных технологий и массовых коммуникаций ( Роскомнадзор ) 20.07.2017 за номером ЭЛ №ФС77-70378

Для лиц старше 18 лет