thisis media
article-img
GLORY HOLE  
26/02

ФСБ, антифа и неонацисты: бесконечная война хаоса

Чем антифашисты насолили спецслужбам?

Анна Кавалли
26 February 2018
5K

10 октября 2008 года Боевая организация русских националистов (БОРН) убила одного из лидеров антифа — Федяя. Он получил более 30 ножевых ранений. В том же году по дороге на рок-концерт от рук националистов погиб панк и антифашист Алексей Крылов. 19 января 2009 года в центре Москвы были застрелены журналистка “Новой газеты”, антифашистка Анастасия Бабурова и адвокат Станислав Маркелов. В июне 2009 года антифашисту Илье Джапаридзе участники БОРН нанесли 29 ножевых ранений и расстреляли его из автомата. 16 ноября того же года выстрелом в затылок был убит лидер антифа Иван Хуторской, прозванный Костоломом за “привычку” ломать руки зигующим правым. В 2009-м погиб украинский студент и националист Максим Чайка. По одной из версий, его убили антифашисты.

В октябре 2017 года сотрудники спецслужб задержали в Пензе шестерых антифашистов, а затем — еще двоих — в Санкт-Петербурге. Их обвинили в организации террористической группы “Сеть” и намерении устроить атаки во время выборов президента 18 марта и ЧМ летом 2018 года. В Telegram-каналах появляется все новая и новая информация о похищенных и пропавших антифашистах в Москве, Питере и других городах. Кто стоит за этим, неизвестно, но ходят слухи, что это “новая волна репрессий” перед выборами президента России. Кто такие антифашисты, почему их убивают и чем они заинтересовали ФСБ? Что экстремистского в их идеологии и чем живет последняя российская субкультура 2000-х?

СТРОИТЕЛИ СВОБОДНОГО МИРА

Об интересе ФСБ к антифа СМИ заговорили в 2011-м, незадолго до избрания Путина на третий срок. В России гремела Болотная, а спецслужбы между тем арестовали группу нижегородских антифашистов, обвинив их в создании террористической организации с целью государственного переворота. Дело развалилось в 2013-м из-за недостатка доказательств. И в 2011-м, и в 2017-м были арестованы антифашисты, придерживающиеся анархических взглядов.

 

У антифа нет общего лидера. Движение объединяет левые, леворадикальные и анархические коммьюнити, а также общественные организации, например международное правозащитное общество “Мемориал” и группу “Еда вместо бомб”, раздающую еду бездомным.

 

“Мы считаем, что антифашистам нужно объединяться, чтобы быть реальной силой. Исторически доказано, что любые успехи антифашистов следуют из объединения усилий анархистов и марксистов, сама жизнь к этому подталкивает. Вместе против государства, капитала и обыденной жизни!” — заявил Василий, активист межрегиональной коалиции “Левый блок”.

 

В манифесте антифа сказано, что цель движения — мир без убийств и жестокости. “Мы считаем себя не только армией сопротивления, не только противниками какого-то набора идей, не только силой, мешающей фашистам достигнуть их целей, [но и] строителями свободного мира... где не будет войн и насилия, не будет хозяев и рабов”, — отмечается в манифесте.

Однако один из владимирских скинхедов-антифашистов не согласен: “Как и большинство людей, которые связаны так или иначе с этим лет 10-15, скажу, что сейчас цели нет. А если она и есть, то очень расплывчатая, и мне непонятна. Вот 7-12 лет назад цель была: обезопасить себя и близких, защитить панк-сцену от неонацистов. Никому не нравилось, что, придя на концерт панк-группы, ты реально мог в лучшем случае уйти с пробитой головой, в худшем — с изрезанным животом или навсегда остаться рядом с клубом — умереть там”.  

 

Если у антифа в целом нет цели, то отдельные организации ее имеют. Например, межрегиональная коалиция “Левый блок” выступает против “суперпрезидентской республики”.

 

“Мы утверждаем: сама текущая политическая система ущербна. И именно с ней надо бороться. Но никак не за изменение ее первых лиц. Неслучайно, что и так называемый левый Павел Грудинин и “правая” Ксения Собчак, как заклинание, повторяют: “Не надо радикализировать протест!” Они прекрасно понимают — случись что, политическое творчество масс сметет их вместе с режимом. Мы предлагаем альтернативу. В ответ на президентские выборы мы создаем общественную кампанию #нам_не_нужен_президент, цель которой — отмена должности президента в России в целом и бойкот президентских выборов 2018 года в частности”, — указано на сайте организации.

 

В отличии от эмо, готов и других субкультур, расцветших в 2000-х, антифа вышла за границы лайфстайла: для некоторых антифашистов она превратилась в мощный протест левых против действующей власти. “При ультраправых погромах разрушали рынки и нападали на случайных дворников, при ультралевых погромах атаковали правительственные здания, банки и полицию. Во время белоленточных протестов ультраправые отметились участием на стороне прокремлевской молодежи, ультралевые отметились на Болотной площади”, — опубликовано в Telegram-канале Antifa Jokes.

 

Активистов оппозиционного “Левого блока” регулярно задерживают и обвиняют в разжигании ненависти, тем не менее они продолжают устраивать митинги и акции, направленные против капитализма и консолидации власти в руках Путина. Не только российская антифа проводит демонстрации под лозунгом “Никаких больше президентов”: в США антифашисты протестуют с плакатами “Долой Трампа”. Возможно, их не устраивает не власть конкретного человека, а сильная власть как таковая.

“ВСЕ: ТЕПЕРЬ ТОЛЬКО ДРАТЬСЯ”

 

“Мы допускаем возможность насилия только в случае самообороны или защиты других, причем меры самообороны должны соответствовать нападению. Как недопустимо убить или искалечить человека за то, что он бросил в вас помидором, так недопустимо стирать с лица земли города и страны из-за того, что не нравятся убеждения или высказывания их лидеров”, — сказано в общем манифесте антифа.

 

В реальности насилие кажется антифашистам необходимым злом в борьбе с правыми. “Лучше всего, безусловно, противостоять фашистам в культурном пространстве. Наша задача — показать фашизм максимально несостоятельным. НО... Если происходит уличное насилие, противостоять злу ненасилием достаточно глупо. У антифашизма есть добрые кулаки, и это хорошо”, — заявил Василий из “Левого блока”.

 

Он рассказал, что самое “феерическое” столкновение с фашистами произошло в 2011 году: “На нашу небольшую группу антифашистов прыгнул целый вагон правых. Меня тогда кинули на рельсы, но, к счастью, удалось вылезти за несколько секунд до прибытия поезда”.

 

Скинхед-антифашист из Владимира рассказал, что в его жизни тоже было немало столкновений с фашистами: “Многое было, и было, что нехило получали, и было, что неплохо выдавали. Все всегда быстро, эффектно и шумно. Дрались друг с другом всем тем, что под руку попадалось. Я всегда знал: если не я, то меня [ударят]. Нацисты до сих пор не пропали с улиц, я вижу их ежедневно и повсеместно. Если честно, очень часто хочется подойти и дать затрещину, но существует ряд причин, по которым я буду теперь только обороняться и в исключительном случае нападать”.

Одна из активисток антифа на условиях анонимности рассказала, что она получала угрозы в интернете. “Один е**анутый звонил с Украины, обещал изнасиловать. Стремно было всего два раза: когда [антифашистов] погнали толпой — и пришлось сваливать. И когда один раз подловили меня в супермаркете. Их было до *уя. Они шакалили у касс и поджидали меня у входа. И вот тогда я почувствовала, что к нам в гости несется п**дец”, — поделилась она.

 

По словам скинхеда из Владимира, раньше, когда антифа только формировалась, можно было спокойно увидеть антифашиста в компании правого: “Наше [дружеское] общение прервалось после того, как на одном из концертов нам неплохо потоптались по головам правые парни. Тогда я твердо для себя решил, что все: теперь только драться”.

 

Интерес ФСБ к коммьюнити, выступающему против сильной централизованной власти и живущему в своем собственном мире, кажется закономерным — будь то попытка навести порядок в стране перед президентскими выборами или страх перед радикализацией протеста в России. Более того, этот интерес выглядит драматургически логичным: в заданной системе координат у антифа должен быть сильный и ловкий оппонент. Ведь если насилие исчезнет, смысл борьбы против него нивелируется и движение распадется.

“ТАКИЕ, КАК МЫ, СВОЕЙ СМЕРТЬЮ НЕ УМИРАЮТ”

 

Изначально антифашистами называли себя члены Коммунистической партии, которые противостояли НСДАП Адольфа Гитлера. Когда национал-социалисты пришли к власти, коммунистов отчасти разогнали, отчасти уничтожили. Однако движение возродилось в Италии во времена диктатора Бенито Муссолини. Антифашисты боролись против него и его сторонников, а после краха фашистских режимов окончательно утвердились в качестве единого движения против неравенства, ксенофобии и тоталитаризма.

 

В победившем Третий рейх СССР антифа поддерживали. Можно сказать, что все советские люди были антифашистами — по крайней мере, на словах. После распада Союза в Москве возникло мощное неонационалистическое движение. Столичная сцена породила националистический белый рэп. В то же время в Россию пришла британская субкультура панков, противопоставляющая себя националистам и фашистам. Панки 90-х, разделяющие идеалы анархизма и социализма, по сути стали родоначальниками постсоветской антифа.

 

Образцовым антифашистом стал один из неформальных лидеров движения Иван Хуторской. Он получил прозвище Костолом, потому что ломал руки правым, приходившим в начале 2000-х на панк-концерты и зигующим перед лицом антифашистов. Костолом, как и многие российские антифа, был выходцем из панк-среды. По воспоминаниям друзей, он превратился в московскую легенду: с Хуторского не сводили глаз, стоило ему зайти в вагон метро.

Загрузка...

Он стал частью мифологии антифа наравне с Федяем — Федором Филатовым, убитым членами БОРН. Оба относились к скинам-антирасистам, защищающим панк-сцену от гопников. В “Исходе”, своего рода библии антифа, о Федяе вспоминают как о веселом парне и хорошем друге, который не вступал первым в драку и погиб за свои убеждения. С таким же благоговением говорят о гибели Хуторского в документальном фильме “Иван. В память о нашем друге”. Мученическая смерть — одна из составляющих образа идеального антифашиста.

Федяй, по информации “Антифа FM”, говорил: “Вчера прихожу домой — мать вся на нервах, повесила над моей софой иконку, пьет лекарства. Говорит, что ходила к гадалке, та посмотрела на мою фотографию, говорит: “Этот человек еще жив? Он своей смертью не умрет, его убьют очень скоро, если еще не убили”. Всю ночь потом снилось, как меня режут, режут, я в поту просыпался. Ну, чего уж лукавить, понятно, такие, как мы, своей смертью не умирают”.

Анна Кавалли
26 February 2018
5K

© 2018 This Is Media

Зарегистрировано Федеральной службой по надзору в сфере связи, информационных технологий и массовых коммуникаций ( Роскомнадзор ) 20.07.2017 за номером ЭЛ №ФС77-70378

Для лиц старше 18 лет