thisis media
article-img
HANDJOB  
25/12

Для людей

Кинокритик Александр Павлов — о том, что значит для современного кинематографа кейс “Яркости” от Netflix

Александр Павлов
25 December 2017
15K

Представьте, на вашем крыльце — фея. Нет, не маленькая миленькая волшебная девочка с крылышками, а безобразное злобное существо. Весьма противное, надо заметить. Ну, то есть эта фея тоже маленькая, только не миленькая, а вполне себе агрессивная. Представили? Теперь представьте, что она еще и опасная — всякого может натворить. Как быть? К счастью, жизнь фей в современном обществе не ценится. Поэтому вы смело берете швабру или метлу, выходите во двор и ловко дубасите тварь, соблюдая при этом технику безопасности. Потому что она может и покалечить. А затем под аплодисменты и одобрительные крики чернокожих соседей вы победоносно возвращаетесь домой.

Неплохо, не правда ли? Это одна из первых сцен фильма “Яркость”, который наконец попал в наш резиновый интернет. Дело в том, что это не просто кино, это особенное кино от Netflix. Особенное потому, что его выход обнажает несколько проблем отношения к новому типу кинематографа — тому, что, минуя большой экран, сразу попадает к рядовому зрителю. Чтобы понять суть проблемы, давайте вспомним одну поучительную историю.

В середине мае этого года всем известный режиссер и председатель жюри Каннского кинофестиваля Педро Альмодовар позволил себе довольно резкое высказывание. Общаясь с журналистами, он посетовал, что он, великий и заслуженный автор, должен награждать фильмы, которые не попадут на большие экраны. Если кино вдруг претендует на то, чтобы быть искусством, сначала надо покрутить его в прокате, пусть и ограниченном, а уже потом номинировать на престижные награды.


Альмодовар ворчал не просто так. В основной программе фестиваля было сразу две картины, которые не предназначались для больших экранов. Это “Окча” и “Истории семьи Майровиц”. Обе ленты снимали не последние в кино люди. Первую — корейский режиссер Пон Чжун Хо (на его счету такие культовые вещи, как “Вторжение динозавра” и “Сквозь снег”), вторую — Ноа Баумбах (тоже не нуждается в представлении). И самое главное — оба фильма от Netflix.


История закончилась тем, что Каннский фестиваль изменил правила игры. Теперь, если тот или иной фильм не попадает во французский прокат, на основной конкурс можно даже не рассчитывать. Так настоящий кинематограф наступил на хвост вконец, как кому-то кажется, обнаглевшему Netflix, в этом году как-то особенно разбушевавшемуся. На Каннский фестиваль компании вход теперь заказан. И все же это не вся история. В жюри, возглавляемом Альмодоваром, заседал и американский актер Уилл Смит. Он-то и высказался в поддержку Netflix. Мол, как же это круто, когда у тебя дома есть такая вещь, как Netflix: смотри — не хочу…


А теперь внимание. Смит хвалил сервис не просто так. Напомню, то был май. А уже во второй половине декабря 2017 года должна была выйти долгожданная “Яркость”, в которой он играет главную роль. Дело в том, что “Яркость” является самым дорогостоящим проектом Netflix. А еще — кино ставил Дэвид Эйер, не так давно провалившийся с “Отрядом самоубийц”, в котором Смит, кстати, тоже играл. Так что молчать актеру было нельзя. Ну и вообще: и картину пропиарил, и последствий никаких. И вот у нас появилась возможность увидеть, что это за чудесный фильм.


История “Яркости” такова. Есть мир, в котором живут не только люди, но и другие расы — эльфы, орки, вышеупомянутые феи и т.д. Естественно, социальных проблем от этого меньше не становится, но все стараются как-то уживаться. Эльфы — разумеется, элита, орки — низшие слои, которые никто ни во что не ставит. Они — преступники, наркоманы и четко держатся за свой клан. Люди располагаются где-то посередине этого социального гамбургера. Но некоторые орки мечтают о лучшей жизни. Так, главный герой Ник Джакоби (Джоэл Эдгертон) стал первым орком, поступившим на службу в полицию. В целом люди-копы его не принимают (расизм), но напарник Дэрил Уорд (Уилл Смит) относится с пониманием. Вместе они попадут в очень лихую заварушку, из которой можно будет выкрутиться, только если представители двух рас начнут доверять друг другу. А это не так-то просто.

Как вам сюжет? Неплохой? По мне, так супер, только не уверен, стоит ли больше трех миллионов, которые отвалили сценаристу Максу Лэндису… 

Помимо прочего, фильм важен тем, что пытается гуманизировать орков. Благодаря стараниям расиста Джона Рональда Руэла Толкина и его главного экранизатора Питера Джексона, орков считают последним отребьем: и правда, сколько бед они принесли Средиземью! И так как в обществе сложился не самый светлый образ орков, которые, оказывается, тоже “люди”, ситуацию надо как-то исправлять. За что и взялись Макс Лэндис, Дэвид Эйер и Netflix.


В общем, итог такой. Начинается фильм очень лихо. Ты думаешь, что вот он, шедевр, который ты так долго ждал. Однако к концу кино становится все более и более унылым, и тебе даже как-то неловко, что ты возлагал на него большие надежды. Многие (но не все!) критики фильм обругали, а некоторые даже назвали его худшим в этом году. Хотя были и такие, кто похвалил “Яркость” за то, что в ней оригинально раскрывается тема отношений полицейских-напарников. И это, кстати, реально круто.
Но вот кому “Яркость” понравилась, так это зрителям. Зрительские оценки у фильма относительно высокие, и Netflix уже собирается, несмотря ни на что, снимать сиквел. Потому что компания делает фильмы для кого? Прежде всего — для людей, а не для писак. И раз критики и фестивальные зануды типа Педро Альмодовара не признают фильмы Netflix, компания будет ориентироваться именно на зрителей. И это похвально.


“Яркость” — объективно не самый плохой фильм года. Но и не самый хороший. И нам есть за что его ругать. Но нам есть за что хвалить Netflix — только в этом году он сделал для кинематографа куда больше, чем все другие компания. Пока в Голливуде снимают сиквелы, приквелы и раскручивают франшизы, Netflix радикально экспериментирует, позволяя снимать фильмы новичкам (“Водила”), вышедшим в тираж авторам типа Макджи (“Няня”), массово экранизирует Кинга (“Игра Джералда”, “1922”), не забывает об умных авторах типа того же Баумбаха (“Истории семьи Майровиц”). И далее очень длинный список заслуг компании.


От “Яркости” можно получить удовольствие (над фильмом можно даже поразмышлять), равно как и от других проектов компании. И теперь перед нами встает вопрос: мы хотим ходить в кино и, отдавая свои деньги, смотреть бесконечных “Мстителей”, “Звездные войны” и “Форсаж” или же сидеть дома и смотреть что-то по-настоящему свежее? Как по мне, так Netflix в самом деле старается для людей, а не для Каннского фестиваля.

Жми, чтобы стать таким же ярким

Как старина Уилл
Александр Павлов
25 December 2017
15K

© 2018 This Is Media

Зарегистрировано Федеральной службой по надзору в сфере связи, информационных технологий и массовых коммуникаций ( Роскомнадзор ) 20.07.2017 за номером ЭЛ №ФС77-70378

Для лиц старше 18 лет