Culture

Боже, какой стыд

Борис Захаров — о том, что новая часть “Звездных войн” по бессмысленности может сравниться только с ежегодной пресс-конференцией Владимира Путина

Борис Захаров — о том, что новая часть “Звездных войн” по бессмысленности может сравниться только с ежегодной пресс-конференцией Владимира Путина

“Звездные войны” — нечто настолько большое, настолько важное для огромного числа людей по всему миру, что кажется, будто любой разговор об этой франшизе заслуживает какого-то особенного вступления. Ну, будем считать, что это оно и было.  Вы же не ради вступления это читаете?

После чудовищной седьмой части интересен был уже, кажется, не сюжет следующей, а то, получится ли сделать ее хуже предыдущей. Хуже не получилось, но это, похоже, не повод для радости. Несмотря на все упреки в том, что седьмая часть была не столько продолжением оригинальной саги, сколько ремейком ее четвертого эпизода, восьмая — “Последние джедаи” — пошла еще дальше. Она вобрала в себя сюжет не только пятой части “Империя наносит ответный удар”, но и шестой “Возвращение джедая”. Повстанцы продолжают бегать от флота Первого Ордена, Люк Скайуокер поигрывает седеющей бородой, а молодые герои набираются ума и опыта в авантюрах типа прокрасться куда-нибудь да что-нибудь взорвать. Все это — под каноническую музыку Джона Уильямса и с очень хорошей картинкой. Но мысль “Боже, какой стыд” нет-нет да и посещает.

В конце нулевых, когда качество американских телесериалов достигло совершенно нового уровня, многие объясняли это оттоком из Голливуда хороших кадров, которым стало тесно в рамках студийного продукта. Большой Голливуд, мол, изменил приоритеты. Хронометраж, спецэффекты — стало не до прорисовки персонажей. Это было верно лишь отчасти. Но факт остается фактом: серьезной сценарной драматургии в массовом голливудском кино стало меньше. Мало кого уже заботят изменения в характере героев или логика развития событий. Да и может ли быть иначе, если сопоставить бюджеты, которые тратятся на сценарий и на визуальные эффекты?

И все-таки дельный сценарий с хорошо прописанными героями никогда не вредил экшен-фильмам. Ведь нашлось же в “Казино “Рояль” место прекрасному диалогу между Бондом и Веспер Линд или сцене в душе, благодаря которым зритель узнает о героях больше, чем о любом из персонажей седьмого и восьмого эпизодов “Звездных войн”. Пример поближе: “Изгой-один”, одним из сценаристов которого был живой классик Тони Гилрой. Мотивация героев, характеры, действия — все это понятно зрителю и вызывает сопереживание на том уровне, который отличает хороший сценарий от плохого.

Сценарий “Пробуждения силы” незатейлив настолько, что звезда авторского кино Адам Драйвер, кажется, все время недоумевал, что ему там играть. К счастью, в “Последних джедаях” работы у Драйвера прибавилось. Его герой стал выглядеть живее и интереснее остальной массовки. Пожалуй, ни одному другому персонажу в восьмом эпизоде не уделено столько внимания, сколько Кайло Рену: он — не просто активный участник событий, но самый настоящий ньюсмейкер. И редкие неожиданные повороты сюжета — именно его заслуга.

Бездарно написанные диалоги, монологи и просто реплики героев по степени бессмысленности могут сравниться только с ежегодной пресс-конференцией Владимира Путина. Сюжет фильма не развивается, а носится по вселенной как случайный турист по Риму — за два часа надо и Колизей посмотреть, и до Ватикана добежать. Но хуже, пожалуй, другое: по прошествии двух фильмов зритель так и не получил ответы на фундаментальные вопросы всей новейшей истории “Звездных войн”. Откуда взялся Первый Орден со всеми его стреляющими и летающими штуковинами? Кто такой злодей Сноук? Как вчерашние победители в войне с Империей вдруг снова оказались на правах повстанцев? Представьте себе правительство Медведева, которое как-то раз собралось и решило, что оно теперь — оппозиция.

Вспоминается традиция советского военно-патриотического кинематографа — немец должен быть придурковат. В роли немца в “Последних джедаях” — Донал Глисон с накладными бровями. Малолетняя истеричка — в форме командира Звездного флота.

Это притом что в фильме и так хватает разнообразных ненужных существ, отвечающих за будущие продажи сувенирной продукции (правда, космические скаковые лошадки оказались очень даже ничего). В этом месте можно посоветовать отвести в кино детей, если не боитесь разориться потом в магазине игрушек.

Кто-то скажет, что три старые части (IV-VI) тоже шедеврами не были. Но большое видится на расстоянии: спустя годы понимаешь, что “Империя наносит ответный удар” был замечательным мрачным приключением, какое по определению не может выйти под брендом Disney, а в “Новой надежде” старик Кеноби, хоть и нес всякую чушь про Силу и иже с ней, делал это в лучших традициях британского Королевского театра. Да, в 1977-м Лукас снимал атаку на “Звезду Смерти” при помощи картонных моделей и пиротехнической селитры. Но это до сих пор одна из лучших сцен в истории кинематографа. В 1999-м “Скрытая угроза” была нарисована на компьютере почти целиком: казалось бы, гуляй фантазия. Но фантазия спряталась как школьник, которому давний объект смутных желаний вдруг ответил взаимностью.

Именно неограниченность средств демонстрирует отсутствие свежих идей и воображения у авторов того, на чем студия планирует зарабатывать. И хуже всего, что само название “Звездные войны” прощает такое к себе отношение. Кассу фильмы собирают, а значит, нет повода что-то менять. 


Так что стоит смириться: “Звездные войны” — настолько мощный бренд, что продать под ним можно все что угодно. Одна надежда — что к следующему эпизоду Джей Джей Абрамс все-таки напряжется и напишет наконец по-настоящему оригинальный сценарий.

Да пребудет с тобой Сила!

⚔️
  • 15.12.2017
  • много