Media

Битва за Telegram



Глава Роскомнадзора Александр Жаров написал открытое письмо создателю Telegram Павлу Дурову. Содержание послания сводиться к следующему: в России есть закон, по которому нечто является “организатором распространения информации”, и теперь это нечто, которое оказалось популярным в России мессенджером, должно быть включено в соответствующий реестр. Законы, на которые ссылается глава противоречивого ведомства, бессмысленны и невыполнимы. Как и угрозы блокировки. Написать открытое письмо — единственный способ снять с себя ответственность. 


 

Несмотря на скромную долю рынка, Telegram оказался в центре событий. Притом что, если не вникать в технические подробности, он ничем не отличается от своих конкурентов, именно он сразу завоевал любовь технически продвинутой аудитории, активной молодежи, а теперь — и политиков. А если к этому добавить, что создатель Telegram — популярный в России парень, получается отличная мишень. 

 

Контроль мессенджеров — это инициатива не только сотовых операторов. Для спецслужб зашифрованные данные — головная боль. Проще сказать, что Telegram взломать невозможно. Однако это происходит. Самый известный случай — взлом мессенджеров оппозиции. Он был реализован через оператора. Происходили и утечки, которые публиковал “Анонимный интернационал”. То был непосредственный доступ к устройству пользователя. Все остальные случаи представляют интерес только для специалистов и параноиков. 

 

Реально ли ограничить распространение информации? Иногда да. С этим много лет справлялось Министерство юстиции. Его список экстремистских материалов интересовал только желающих с ним ознакомиться. Блокировка материалов, разжигающих насилие, межконфессиональную вражду или антисемитизм, происходила давно и не была заметна большой аудитории. Насколько эти действия были успешными, судить сложно. У известного “государства”, с которым воюет весь мир и название которого нельзя называть, сегодня свое информагенство. 


Китайский файрвол — красивый миф. Есть места, где легко получить доступ в интернет. Одно из них — Москва. Есть места, где сделать это несколько сложнее. Предположим, Ташкент. Где-то же заблокировано все. Например, в Тегеране. Именно поэтому в Иране так популярен Telegram. Уж поверьте, в азиатских странах знают толк в цензуре. Практически при любом государственном устройстве люди имеют хоть какой-то способ прямой независимой коммуникации. В этом и есть чудо интернета. 

 

Кино, вино и домино. Молодые и не очень россияне пишут боты, считают пользователей, продают и покупают рекламу, составляют рейтинги, ведут каналы и создают чаты. Telegram стал жить своей полноценной жизнью и обрастать разнообразными сообществами. Павел Дуров в очередной раз сумел собрать то, что на первых этапах развития сервиса называется “комьюнити”. 



Государство боится, когда люди получают доступ к информации без его разрешения. Контроль за знанием и коммуникацией не сегодня придумали. Ведь не зря практически во всех законах упоминается “информация, запрещенная к распространению на территории РФ”. Все ограничения действовали, пока не появился интернет. Как ни странно, что такое эффект Стрейзанд, какова скорость распространения новостей, какую функцию выполняют провода или протоколы и почему Telegram нельзя заблокировать, там и не поняли.


  • 23.06.2017
  • много